Правовые последствия принятия наследства римское право

Порядок принятия наследства и последствия принятие наследства

Принятие рассматривается в римском праве как односторонняя сделка. При принятии надо соблюдать следующие требования:

неполностью дееспособное лицо может совершить эту сделку только с согласия куратора;

принимать лично (есть исключения: за ребенка до 7 лет – принимает отец, за юридическое лицо – его представитель);

-принятие совершается в определенной форме (первоначально это была торжественная форма, а потом – простое волеизъявление или путем фактического вступления в наследство);

если наследование по завещанию и указан срок, то принятие наследства возможно только в этот срок.

Кредиторы наследодателя могут привести на суд наследника, если тот не может принять решение о принятии или непринятии. Если не решает – открывается конкурс. Можно попросить у суда срок на раздумье (до Юстиниана – до 100 дней, если после этого не решил – значит, отказался; по Юстиниану – до 1 года, если не решил – принял наследство). Если наследник умирает во время срока раздумия (если нет срока на раздумье – то 1 год со дня открытия), то принятие переходит к его собственным наследникам – наследственная трансмиссия. Если наследник принял, то это решение окончательно. Оно может быть отменено, только если:

-наследник принял под влиянием насилия или угрозы;

— наследник принял по завещанию, а оно оказалось недействительным;

-наследование производилось по закону, а потом было установлено наличие завещания;

-наследник, который принял наследство признан недееспособным.

После принятия имущество наследодателя сливается с имуществом наследника. Если между ними были обязательства, то они прекращаются. К наследнику переходят все долги наследодателя в полном объеме. При Юстиниане наследник мог ограничивать свою ответственность по долгам наследодателя. Для этого в течение определенного срока наследник мог попросить льготу описи. И он долен будет в присутствии свидетелей, кредиторов наследодателя и оценщиков описать и оценить все имущество, которое составляет наследственную массу. Тогда наследник отвечает только в размере активного наследства.
Иногда наследство принимали временно. Лицо, которое это сделало – может пользоваться имуществом и брать алименты в 2-х случаях:
-если наследником назначен неродившийся ребенок, то – его мать принимает до его рождения:

-малолетние, назначенные наследниками, если есть спор о том, являются ли малолетние сыном наследодателя.

Моментом принятия наследства неодинаков для разные категорий наследников. Лежачее наследство – тоже интересная категория. Этот случай имеет место, когда между открытием наследства и его принятием проходит некоторое количество времени. В этот промежуток наследство лежало и считалось бесхозяйственным, т.е. любой мог его взять, провладев в течение года. В период империи это было признано хищением имущества. Для защиты своих прав наследнику давался особый иск – иск об истребовании всей наследственной массы целиком. Несколько отличались последствия для множественных наследников: они становились собственниками вещей наследодателя, каждый в размере своей доли. Требования и долги распадались на соответственные доли, если требования и долги нельзя было поделить, то они создавали солидарные права и солидарную ответственность наследников.

53.Завещательный отказ в римском наследственном праве. Понятие, виды.

Помимо универсального преемства по случаю смерти, в римском частном праве существовало ещё и так называемое сингулярное преемство в виде легатов и фидеикомиссов. Это означает, что в завещании могли содержаться отказы, то есть односторонние распоряжения о выдаче наследником известных сумм или вещей определённым или третьим лицам. Могло последовать и распоряжение о том, что наследник должен выполнить определённые действия в пользу третьих лиц. Так и возникло сингулярное преемство, то есть преемство в отдельных правах наследодателя без возложения на преемника каких-либо обязанностей. Но отказ был возможен лишь в случае покрытия или уплаты наследственных долгов. Отказ был односторонним распоряжением на случай смерти, которое предоставляет третьему лицу право на имущественную выгоду на счёт наследственной массы. Обычно отказ был возможен, если актив наследства превышал его пассив. Отказ был возможен только по воле наследодателя. При отказе имеются три субъекта: наследодатель, получатель отказа (легатарий) и обязанное лицо. Значит, для легатов как древнейшей формы отказа характерно лицо, в пользу которого устанавливался легат. Исполнение легата возлагалось на назначенного в завещании наследника. Легат можно было оставить только в завещании, но нельзя было возложить легаты на наследника по закону.

Как древнейшая форма отказа в римском праве получили широкое распространение легаты per vindicatonem и легаты per damnationem. С помощью легата per vindicatonem устанавливалось непосредственно право собственности легатария на известную вещь завещателя (легатарий, таким образом, получал виндикационный иск). Легат per damnationem обязывал наследника передать кому-то что-либо; легатарию предоставлялось только обязательственное право требовать от наследника исполнения воли завещателя.

Другой формой отказа был фидеикомисс (fideicomissa) (поручение наследодателя наследнику передать какое-либо имущество третьему лицу), возникший в период империи. В ряде случаев, наследодатель, нередко в самый момент смерти, обращался к наследнику с неформальный словесной или письменной просьбой выдать что-либо кому-либо или сделать что-либо в пользу третьего лица. Вначале такие просьбы не имели юридической силы. Наследодатель обращался только к чести или совести наследника. Со времени Августа лицо, которому что-либо было отказано в форме fideicomissa, получило исковую защиту.

Фидеикомисс устанавливался при помощи кодицилла, то есть письма на имя наследника. Фидеикомисс мог быть возложен и на наследника по закону. Он мог быть установлен и раньше и позже завещания, в качестве приложения к нему. Если в одностороннем распоряжении наследодателя не было наследника, то есть он не был назначен, а содержался только завещательный отказ, то говорили о кодицилле, который может дополнять завещание, являться обращением к наследникам по закону. Кодицилл — есть приписка, добавление к завещанию. В нём наследодатель извещает наследника о том, как он истолковывает и дополняет завещание. Но отменить завещание кодициллом наследодатель не мог.

В преторском праве, в период поздней республики и принципата, завещательная свобода ограничивалась в пользу определённого круга ближайших родственников. Завещательная свобода сочеталась с интересами наследников по закону, которые имели определённые права на имущество наследодателя. Речь идёт о так называемом необходимом наследовании. Наследодатель не мог распоряжаться определённой долей имущества и не мог ни отменить эту долю своим завещанием, ни уменьшить её. Эта доля защищала, прежде всего, интересы детей наследодателя. Последний обязан был оставить своим законным наследникам не меньше одной четвёртой части той доли, которую они бы получили, если бы наследодатель умер без завещания. Наследодатель обязан был обеспечить своих детей, и лишь затем мог распорядиться оставшимся имуществом по своему усмотрению.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Принятие наследства

Принятие наследства

261. Момент принятия наследства. Наследование есть преемство в имущественных правах и обязанностях наследодателя, кроме тех, которые (как ususfructus, штрафные иски из деликтов и некоторые другие) считаются неразрывно связанными с личностью того, для кого они возникли.

Момент, когда преемство признавалось установленным, и порядок этого установления были в римском праве неодинаковы для разных категорий наследников.

Для sui heredes и назначенных наследниками по завещанию рабов наследодателя момент открытия наследства delatio hereditatis был и моментом возникновения преемства. Более того, по цивильному праву ни sui heredes, ни рабы не имели права отказаться от открывшегося для них наследства. Они были heredes sui et necessarii. Для sui это объяснялось тем, что они, как уже указано, не столько наследовали, по взгляду римлян, сколько вступали в управление своим имуществом. Для рабов это было следствием их общего правового положения: назначение наследником означало и освобождение раба, но освобождение с возложением на раба, по воле господина, положения наследника.

Понятно, что такое обязательное наследование было весьма обременительно для наследника в случаях, когда наследство было переобременено долгами, за которые наследник, в силу римской концепции универсального преемства, отвечал не только имуществом наследственной массы, но и своим имуществом. Ввиду этого претор предоставлял sui heredes так называемое beneficium abstinendi, в силу которого он отказывал в иске против цивильных наследников, фактически не осуществлявших своего права наследования, и предлагал bonorum possessio следующей за ними категории наследников, а если не находилось желающих, объявлял конкурс над имуществом наследодателя для удовлетворения его кредиторов.

Все остальные наследники были extranei heredes, для которых открытие наследства означало лишь возникновение права на принятие наследства (aditio или acquisitio hereditatis), которого они могли и не осуш;ествить. Они были heredes voluntarii (добровольные).

262. Способы принятия наследства. Принятие наследства первоначально осуществлялось путем особого торжественного акта, cretio (от которого отказалось законодательство Юстиниана); впоследствии было достаточно неформального волеизъявления о принятии или фактическом вступлении в дела наследства (pro herede gestio). Срока для принятия наследства цивильное право не устанавливало. Но кредиторы наследодателя, заинтересованные в скорейшем удовлетворении их требований, могли посредством interrogatio in iure потребовать от наследника ответа, an heres sit, т.е. принимает ли он наследство. После этого наследнику по его просьбе мог быть назначен судом срок для решения вопроса о принятии наследства, spatium deHberandi, после истечения которого наследник, не давший ответа, считался: до Юстиниана — отказавшимся, а в праве Юстиниана —принявшим наследство.

Читать еще:  Восстановление в суде срока для принятия наследства

Понятно, что правила об автоматическом приобретении наследства некоторыми из цивильных наследников были неприменимы к bonorum possessio; она должна была быть испрошена и притом в установленный срок: нисходящим и восходящим давался срок в один год со дня открытия наследства, остальным наследникам — в сто дней. При пропуске этого срока наследником, призванным в момент открытия наследства, bonorum possessio предоставлялась следующему наследнику в порядке successio ordinum et graduum.

263. Лежачее наследство (hereditas iacens). Из сказанного ясно, что за исключением случаев наследования sui heredes и рабов между моментами delatio hereditatis и acquisitio hereditatis могло пройти некоторое и иногда немалое время.

В этот промежуток времени наследство лежало, hereditas iacet и считалось по концепции древнейшего права безхозяйным имуществом, которое любое лицо могло приобрести, провладев им в течение года. В период империи это приобретение наследства по давности было упразднено, а расхищение наследства было признано преступлением.

Наследственная трансмиссия

264. Понятие трансмиссии. В то же время постепенно сложился институт наследственной трансмиссии, transmissio delationis, т.е. переход права принять наследство к наследникам лица, призванного к наследованию, но не успевшего до своей смерти осуществить aditio hereditatis.

По древнейшему цивильному праву наследственная трансмиссия была невозможна: если призванный к наследованию наследник по закону не принимал наследства, оно признавалось бесхозяйным. По преторскому праву bonorum possessio предлагалась в таком случае дальнейшим наследникам. Если же наследства не принимал до своей смерти наследник по завещанию, то открывалось наследование но закону. Таким образом, право принять наследство рассматривалось как личное право наследника, не переходящее к его наследникам.

Из этого общего положения стали, однако, постепенно допускать исключения. Претор допустил, что если наследник умер, не успев без своей вины принять наследство, то по расследовании дела (cognita causa) его наследникам в порядке restitutio in integrum может быть предоставлено право принять наследство. В праве Юстиниана это правило обобщено: если смерть наследника последовала в течение года со дня, когда он узнал об открытии для него наследства, или в течение испрошенного им spatium deliberandi, то право принять наследство считается перешедшим к его наследникам, которые и могут осуществить это право в течение срока, еще остающегося в силу общих правил на принятие наследства.

265. Ius accrescendi. В тех случаях, когда вследствие смерти до принятия наследства или вследствие отказа от наследства отпадал один из нескольких наследников и если притом не было трансмиссии, доля отпавшего наследника прирастала к долям остальных, распределялась между ними поровну. Так, если из двух наследников по завещанию один умирал, не приняв наследства и не оставив сам наследников, то его доля в силу правила nemo pro parte testatus, pro parte intestatus decedere potest, переходила не к наследникам наследодателя по закону, а к другому наследнику по завещанию. Точно так же в случае отпадения после открытия наследства одного из наследников по закону его доля распределялась между остальными. Это называлось ius accrescendi.

Правовые последствия принятия наследства

Если наследник принимал наследство, он становился преемником наследодателя во всех правах и обязанностях, кроме строго личных, причем наследственная масса сливалась с имуществом наследника в одно целое.

266. Beneficium separationis. Это слияние могло быть невыгодно разным лицам. Если наследник был обременен долгами, то слияние было невыгодно кредиторам наследодателя, которые должны были при удовлетворении их претензий терпеть конкуренцию кредиторов наследника. Ввиду этого претор стал предоставлять кредиторам особую льготу — beneficium separationis, в силу которого наследственная масса сливалась с имуществом наследника лищь после того, как из нее будут покрыты претензии кредиторов наследодателя.

Если долгами было обременено наследство, то слияние могло быть невыгодно кредиторам наследника. Однако им претор не давал beneficium separationis, ибо должнику вообще не воспрещается делать новые долги и тем ухудшать положение кредиторов.

267. Beneficium inventarii. Наконец, необходимость отвечать своим имуществом по долгам наследодателя может быть невыгодна для наследника. Для него, после ряда предшествующих мероприятий, также была введена Юстинианом льгота — beneficium inventarii: наследник, начавший в течение тридцати дней со дня открытия наследства в присутствии нотариуса и свидетелей составление описи наследственного имущества и окончивший ее составление в следующие шестьдесят дней, отвечал по долгам наследодателя только в пределах описанного наследства (intra vires liereditatis).

268. Иски. Для защиты своих прав цивильному наследнику давался особый иск: petitio hereditatis — иск об истребовании всей наследственной массы целиком, во многом напоминавший rei vindicatio. Преторскому наследнику давался interdictum quorum bonorum для ввода во владение входившими в состав наследства вещами, а позднее hereditatis petitio possessoria, которая распространялась как на вещи, так и на требование наследодателя и с переходом к экстраординарному процессу слилась с petitio hereditatis цивильного наследника, в то время как interdictum quorum bonorum стал служить средством скорейшего получения временного владения наследственными вещами.

269. Последствия принятия при множественности наследников. При множественности наследников они становились собственниками вещей, принадлежавщих на праве собственности наследодателю, каждый в размере своей наследственной доли. Требования и долги, предмет которых был делим, распадались на соответственные доли. Требования и долги неделимые создавали солидарные права и солидарную ответственность наследников.

270. Collatio. Множественность наследников обусловливала в некоторых случаях также и collatio bonorum, т.е. обязанность присоединить к наследственной массе некоторые виды имущества самих наследников. Выще уже говорилось о collatio bonorum emancipati (п. 250). Такая же collatio установлена в отношении dos, полученной дочерью, которая затем наследовала в имуществе отца вместе с братьями и сестрами (collatio dotis). В период империи рядом законов была установлена общая обязанность нисходящих при наследовании после восходящих вносить в состав наследственной массы все имущество, полученное от наследодателя в виде dos, donatio propter nuptias или для самостоятельного устройства, получения должности и т.п. Это была так называемая collatio нисходящих.

Правовые последствия принятия наследства и льготы для их смягчения

Hereditas является универсальным преемством (in universum jus) — вступив в свои права, наследник одновременно становится преемником наследодателя и во всех его обязанностях, за исключением строго личных. Самое интересное здесь заключается в том, что полученная наследственная масса сразу же после принятия наследства сливалась с имуществом наследника в одно неразрывное целое. Это означает, что отныне наследник отвечает по долгам наследодателя не только из того актива, который он от него получил, но и своим собственным достоянием. Понятно, что такое слияние могло оказаться крайне невыгодным для разных лиц в разных ситуациях. Например, если имущество наследника слишком обременено долгами, то кредиторы наследодателя оказываются в невыгодном положении, поскольку они могут получить теперь серьезных конкурентов в лице кредиторов самого наследника, если права этих последних были установлены раньше по времени — в силу действия известного правила «раньше по временисильнее в праве» (prior tempore potior jure — С., 8. 17. 3; см. также: D., 20. 4). В этом случае преторский эдикт предоставлял кредиторам наследодателя по их просьбе особую льготу, называвшуюся льготой из разделения (beneficium separations). В силу предоставленной льготы наследственная масса сливалась с имуществом наследника лишь после того, как из первой будут удовлетворены все притязания кредиторов наследодателя. Другими словами, унаследованное имущество резервировалось для удовлетворения кредиторов умершего при исключении кредиторов наследника, который мог быть несостоятельным должником. Потребовать beneficium separations кредиторы могли лишь в течение пяти лет с момента принятия наследства (D., 42. 6; С., 7. 72.).

Если чрезмерно обременено долгами имущество наследодателя, это невыгодно наследнику, ибо ему, возможно, придется рассчитываться с кредиторами наследодателя своим собственным имуществом. В такой ситуации наследник мог отказаться от принятия наследства. При Юстиниане появилось еще одно средство, с помощью которого любой делят мог облегчить свое положение — льгота из описи имущества (beneficium inventarii). Ее действие заключалось в следующем: если наследник в течение 30 дней со дня, как он узнал об открытии наследства, приступал к описи полученного им имущества в присутствии нотариуса, опытных оценщиков и кредиторов наследодателя, и если он заканчивал эту инвентаризацию в течение следующих 60 дней, тогда по окончании описи и принеся присягу кредиторам наследодателя в том, что опись составлена добросовестно, он отвечал перед последними лишь в пределах суммы, равной стоимости полученного им наследственного актива.

От того, что наследственная масса обременена долгами, страдали также и кредиторы самого наследника, получив конкурентов в лице кредиторов наследодателя. Их положение, впрочем, мало кого интересовало, и если наследник не использовал beneficium inventarii, то они оставались без всяких льгот. Здесь, по всей видимости, действовало правило, что никому (не считая безумных и расточителей) нельзя запретить делать новые долги, ухудшать свое материальное положение и приобретать новых кредиторов.

Еще одним последствием принятия наследства является то, что в известных случаях наследник обязывался присоединить некоторые виды собственного имущества к наследственной массе, и только после этого приступить к дележу общей массы с сонаследниками. Эти виды имуществ следующие.

  • (0 Все имущество эманципированного сына, приобретенное им после манципации; по преторскому праву, эманципированный сын должен был присоединить его к семейному имуществу отца, если тот умер без завещания и если сонаследниками эманципированного выступали дети семьи (т.е. те, которые оставались in patriam potestatem вплоть до смерти отца); это — так называемый вклад эманципированного (collatio emancipati) (подробнее см. ниже, в главе «Наследование по закону»).
  • (ii) Приданое, выделенное отцом для дочери, которая затем наследовала в имуществе отца вместе со своими братьями и сестрами.
  • (ш) В эпоху Империи к этим видам присоединилось также всякое имущество, которое получил любой нисходящий от своего восходящего, будь то приданое, средства для самостоятельного устройства, средства для получения должности и т.п.
Читать еще:  Госпошлина за регистрацию собственности по наследству

Наконец, еще одним из последствий принятия наследства является возможность для наследника, не получившего фактического обладания наследственным имуществом, защищаться с помощью особых процессуальных средств. В квиритском праве наследнику давался специальный цивильный иск о наследстве (petitio hereditatis). Это был иск об истребовании всей наследственной массы целиком (как если бы это была одна вещь), ее части или отдельной вещи из ее состава на основании права наследования. Принятый в 129 г. до н.э. Ювенцианов сенатусконсульт ввел принципиальное различение того, кто удерживает наследство bona fide, т.е. добросовестно полагая, что именно он и есть настоящий наследник, и тем, кто понимает, что никаких прав на преемство у него нет. Данное средство очень напоминает иск об истребовании вещи собственником из рук несобственника (vindicatio rei), а потому он иногда называется виндикацией наследства (vindicatio hereditatis) (D., 5. 3; 4; С., 3. 20; 31).

Преторский наследник (possessor), которому кто-то мешал вступить в дела наследства, был лишен возможности защищаться с помощью квиритской petitio hereditatis, ибо он не являлся heres, «наследником» с точки зрения квиритского права. Претор защищал его с помощью особого средства interdictum quorum bonorum. Со временем данный интердикт утратил свой посессорный (владельческий) характер и приобрел значение петиторного (судебного) средства (D., 43. 2; С., 8. 2.).

Приобретение наследства и его последствия

С точки зрения требовательности в принятии наследства наследники подразделялись на две условные категории. Свои домашние (sui heredes), или наследники по закону, считались вступившими в права наследства ipso jure, помимо их воли; сюда же, к числу необходимых наследников относился и сословно неполноправный субъект, принадлежавший к числу подвластных. Для них требовалось особое заявление об отказе от наследства, если они не желали его принять или не желали связывать себя вытекающими из наследства обязательствами. Все прочие имели «право на размышление» и должны были выразить, напротив, свое желание о принятии наследства специальным актом или подразумевающими его действиями (торжественное объявление о принятии, действительное вступление в управление, использование, совершение сделок с наследственным имуществом и т.п.).

Точно установленного срока для принятия наследства (помимо общей исковой давности) не было. По преторскому праву для домашних, восходящих и нисходящих родственников устанавливался 1 год для объявления о принятии завещанного. Однако отсутствие таких действий или заявлений только подразумевало, что право на принятие наследства переходит к следующему из числа наследников по завещанию или по закону.

Принятие наследства было регламентированной процедурой. Наследник (безразлично, по закону или по завещанию) должен составить опись наследственного имущества (ее составление следовало начать в течение 1 месяца со дня открытия наследства, а закончить в 3 месяца) с участием кредиторов, нотариуса и других заинтересованных лиц. Однако моментом принятия наследства определялся общий переход всех прав и обязанностей наследодателя, невзирая на составление описи и факт ее окончания. Принятие наследства было бесповоротным актом, т.е. принявши, нельзя было в дальнейшем отказаться от наследства по тем или иным соображениям (хотя предусматривалось, что наследник может оказаться недостаточным по тем или иным правовым основаниям). Другим важнейшим началом римского наследственного права было признание того, что принятие наследства может происходить единственным в правовом смысле путем — или по завещанию, или по закону: Nemo pro parte testatur, pro parte intestatur decedere potest Васильева, Т.Г. Римское право: конспект лекций / Т.Г. Васильева, О.М. Пашаева. — М.: Высшее образование, 2008. — С.117..

Совершенствование завещательных прав, стремление обойти требования права в отношении наследования законного, обязательных долей и т.п. сформировало несколько специальных институтов, связанных с завещанием. Самыми важными из них стали легаты и фидеикоммиссы.

Легат (legatum) — специально установленный завещателем в определенной форме дар, предназначенный конкретному лицу в качестве вычета из общей наследственной массы. Это лицо (легатарий) могло получить легат после уплаты из наследства всех лежащих на нем долгов; поэтому легат не был безусловным завещательным распоряжением. Легат можно было установить как в устном завещании, так и в письменном. Легат мог предусматривать передачу в пользу легатария какой-то вещи или какого-то вещного права (сервитута), предоставление ему обязательства, вытекающих из наследства, а также мог заключать обязательство не препятствовать осуществлению других наследственных прав другими наследниками, принимая во внимание те или иные условия. Для получения легата необходимо было обладать совершенной пассивной завещательной способностью Новицкий, И.Б. Римское частное право: учебник / И.Б. Новицкий, И.С. Перетерский. — М.: Юристъ, 2009. — С.275..

Попытки с помощью легатов обойти наследников по закону, требование обязательных долей и т.п. вызвали правовые ограничения размеров легатов. Согласно еще закону Фальцидия классической эпохи (I в. до н.э.), размеры общей массы легатов ограничивались 3/4 всей наследственной массы, так чтобы законный наследник, (или назначенный в завещании) получил не менее четверти всего. Позднее этот принцип безусловного ограничения выдачи по легату сохранился и упрочился: из числа возможных легатов исключались имущества, представляющие особую, ценность для семьи или наследников, особой значимости и т.п.

Фидеикоммиссия (fideicommissum), или поручение на вере, представляло другой вид завещательного распоряжения. Посредством его завещатель поручал наследнику по завещанию (или по закону) выполнить те или иные действия в пользу третьего лица, как правило, не имевшего пассивной завещательной способности. Фидеикоммиссия была неформальным отказом, не связана никакими ограничениями, которые предусматривались для легатов. При соблюдении интересов других наследников по закону, можно было поручить передать в качестве фидеикоммиссии и все наследство полностью третьему лицу (универсальный fideicommissum). Завещательные поручения были действительны и для третьих лиц, никак не связанных наследственными правами, но только обязанностями по отношению к любому возможному наследнику: например, завещатель мог предписать своему должнику возвратить долг не наследнику, а постороннему третьему лицу. Возлагаемые в качестве фидеикоммиссии поручения должны были только носить подзаконный и нравственный характер: нельзя было поручить совершить преступление и т.п. В классическую эпоху нередки были случаи поручений в отношении отпуска на волю рабов, которое не могло быть сделано и гарантировано другими завещательными распоряжениями.

Институт фидеикоммиссии снял практически все ограничения с завещания по его содержанию и предоставил завещателю почти полную волю следовать только собственным желаниям и намерениям в распоряжении наследством как в части связанных с ним имущественных, так и неимущественных прав Омельченко, О.А. Римское право: учебник / О.А. Омельченко. — М.: ТОН-Остожье, 2008. — С.71..

С принятием наследства на наследника переходили все права и обязанности наследователя за исключением личных прав и обязанностей. Кроме того, все наследуемое имущество присоединялось к имуществу наследника.

Слияние beneficium separationis («льготы отделения») было невыгодно разным лицам. Если наследник был обременен долгами, то слияние было невыгодно кредиторам наследодателя, которые должны были при удовлетворении их претензий терпеть конкуренцию кредиторов наследника. Ввиду этого претор стал предоставлять кредиторам особую льготу (beneficium separationis), в силу которой наследственная масса сливалась с имуществом наследника лишь после того, как из нее будут покрыты претензии кредиторов наследодателя. Если наследство было обременено долгами, то слияние могло быть невыгодно кредиторам наследника. Однако претор не давал им подобной льготы, ибо должнику вообще не воспрещается делать новые долги и тем ухудшать положение кредиторов.

Необходимость отвечать своим имуществом по долгам наследодателя могла быть невыгодна для наследника. Для него, после ряда предшествующих мероприятий, также была введена Юстинианом льгота (beneficium inventarii), благодаря которой наследник, начавший в течение 30 дней со дня открытия наследства в присутствии нотариуса и свидетелей составление описи наследственного имущества и окончивший ее составление в следующие 60 дней, отвечал по долгам наследодателя только в пределах описанного наследства (intra vires hereditatis).

При множественности наследников они становились собственниками вещей, принадлежавших на праве собственности наследодателю, каждый в размере своей наследственной доли. Требования и долги, предмет которых был делим, распадались на соответственные доли. Неделимые требования и долги создавали солидарные права и солидарную ответственность наследников.

Множественность наследников обусловливала в некоторых случаях также и обязанность присоединить к наследственной массе некоторые виды имущества самих наследников (collatio bonorum). Такая же обязанность установлена в отношении приданого, полученного дочерью, которая затем наследовала в имуществе отца вместе с братьями и сестрами (collatio dotis). В период империи рядом законов была установлена общая обязанность родственников по нисходящей линии при наследовании после родственников по восходящей линии вносить в состав наследственной массы все имущество, полученное от наследодателя в виде приданого, дарение ввиду брака или для самостоятельного устройства, получения должности и т. п. Это была так называемая обязанность родственников по нисходящей линии.

Читать еще:  Права на наследство усыновленных детей

Итак, момент, когда преемство признавалось установленным, и порядок этого установления были в римском праве неодинаковы для разных категорий наследников.

Принятие наследства и его правовые последствия

Читайте также:

  1. A. Материальные и духовные блага, по поводу которых субъекты гражданского права вступают между собой в правовые отношения
  2. I. Действующие международные нормативно-правовые акты
  3. V. Семейно-правовые отношения
  4. VII. ОСНОВНЫЕ НОРМАТИВНО-ПРАВОВЫЕ АКТЫ И ОФИЦИАЛЬНЫЕ ДОКУМЕНТЫ
  5. Административно-правовые контрольные отношения.
  6. Административно-правовые методы государственного управления
  7. Административно-правовые нормы, их действие, реализация, систематизация и кодификация.
  8. Административно-правовые нормы.
  9. Административно-правовые нормы. Административно-правовые отношения.
  10. Административно-правовые отношения
  11. Административно-правовые отношения
  12. Административно-правовые отношения

Момент принятия наследства. Наследование есть преемство в имущественных правах и обязанностях наследодателя, кроме тех, которые (как ususfructus, штрафные иски из деликтов и некоторые другие) считаются неразрывно связанными с личностью того, для кого они возникли.

Момент, когда преемство признавалось установленным, и порядок этого установления были в римском праве неодинаковы для разных категорий наследников.

Для sui heredes и назначенных наследниками по завещанию рабов наследодателя момент открытия наследства delatio hereditatis был и моментом возникновения преемства. Более того, по цивильному праву ни sui heredes, ни рабы не имели права отказаться от открывшегося для них наследства. Они были heredes sui et necessarii. Для sui это объяснялось тем, что они, как уже указано, не столько наследовали, по взгляду римлян, сколько вступали в управление своим имуществом. Для рабов это было следствием их общего правового положения: назначение наследником означало и освобождение раба, но освобождение с возложением на раба, по воле господина, положения наследника.

Понятно, что такое обязательное наследование было весьма обременительно для наследника в случаях, когда наследство было переобременено долгами, за которые наследник, в силу римской концепции универсального преемства, отвечал не только имуществом наследственной массы, но и своим имуществом. Ввиду этого претор предоставлял sui heredes так называемое beneficium abstinendi, в силу которого он отказывал в иске против цивильных наследников, фактически не осуществлявших своего права наследования, и предлагал bonorum possessio следующей за ними категории наследников, а если не находилось желающих, объявлял конкурс над имуществом наследодателя для удовлетворения его кредиторов.

Все остальные наследники были extranei heredes, для которых открытие наследства означало лишь возникновение права на принятие наследства (aditio или acquisitio hereditatis), которого они могли и не осуществить. Они были heredes voluntarii (добровольные).

Способы принятия наследства. Принятие наследства первоначально осуществлялось путем особого торжественного акта, cretio (от которого отказалось законодательство Юстиниана); впоследствии было достаточно неформального волеизъявления о принятии или фактическом вступлении в дела наследства (pro herede gestio). Срока для принятия наследства цивильное право не устанавливало. Но кредиторы наследодателя, заинтересованные в скорейшем удовлетворении их требований, могли посредством interrogatio in iure потребовать от наследника ответа, an heres sit, т.е. принимает ли он наследство. После этого наследнику по его просьбе мог быть назначен судом срок для решения вопроса о принятии наследства, spatium deliberandi, после истечения которого наследник, не давший ответа, считался: до Юстиниана – отказавшимся, а в праве Юстиниана – принявшим наследство.

Понятно, что правила об автоматическом приобретении наследства некоторыми из цивильных наследников были неприменимы к bonorum possessio; она должна была быть испрошена, и притом в установленный срок: нисходящим и восходящим давался срок в один год со дня открытия наследства, остальным наследникам – в сто дней. При пропуске этого срока наследником, призванным в момент открытия наследства, bonorum possessio предоставлялась следующему наследнику в порядке successio ordinum et graduum.

Лежачее наследство (hereditas iacens). Из сказанного ясно, что за исключением случаев наследования sui heredes и рабов между моментами delatio hereditatis и acquisitio hereditatis могло пройти некоторое и иногда немалое время.

В этот промежуток времени наследство лежало, hereditas iacet, и считалось по концепции древнейшего права безхозяйным имуществом, которое любое лицо могло приобрести, провладев им в течение года. В период империи это приобретение наследства по давности было упразднено, а расхищение наследства было признано преступлением.

ПРАВОВЫЕ ПОСЛЕДСТВИЯ ПРИНЯТИЯ НАСЛЕДСТВА И ЛЬГОТЫ ДЛЯ ИХ СМЯГЧЕНИЯ

Следует напомнить, что hereditas является универсальным преемством – если делят принимает наследство, то тем самым он становится преемником наследодателя во всех правах и во всех обязанностях (in universum ius), за исключением строго личных. Самое интересное здесь заключается в том, что полученная наследственная масса сразу же после принятия наследства сливалась с имуществом наследника в одно неразрывное целое. Это означает, что отныне наследник будет отвечать по долгам наследодателя не только из того актива, который он от него получил, но и своим собственным достоянием. Понятно, что такое слияние могло оказаться крайне невыгодным для разных лиц в разных ситуациях.

К примеру, если имущество наследника весьма обременено долгами, то кредиторы наследодателя оказываются в весьма невыгодном положении, ибо они могут получить теперь совершенно неожиданно серьезных конкурентов в лице кредиторов самого наследника, если права тех были установлены раньше по времени (в силу действия известного правила – prior tempore – potior jure[произносится так: príor tempóre – pótior júre], то есть «раньше по времени – сильнее в праве». В этом случае преторский эдикт предоставлял кредиторам наследодателя по их просьбе особую льготу, называвшуюся beneficium separationis (льгота из разделения). В силу предоставленной льготы наследственная масса сливалась с имуществом наследника лишь после того, как из первой будут удовлетворены все притязания кредиторов наследодателя. Потребовать beneficium separationis кредиторы могли лишь в течение пяти лет с момента принятия наследства.

Если чрезмерно обременено долгами имущество наследодателя, это невыгодно наследнику, ибо ему, возможно, придется рассчитываться с кредиторами наследодателя своим собственным имуществом. В такой трудной ситуации наследник мог отказаться от принятия наследства. При Юстниане появилось еще одно средство, с помощью которого любой делят мог облегчить свое положение. Такая льгота получила название beneficium inventarii (льгота из описи имущества). Её действие заключалось в следующем: если наследник в течение 30 дней со дня, как он узнал об открытии для него наследства, приступал к описи полученного им имущества в присутствии нотариуса, опытных оценщиков и кредиторов наследодателя, и если он заканчивал эту инвентаризацию в течение следующих 60 дней, тогда по окончании описи и принеся присягу кредиторам в том, что опись составлена добросовестно, он отвечал перед кредиторами наследодателя лишь в пределах суммы, равной стоимости полученного им наследственного актива.

От того, что наследственная масса обременена долгами, страдали также и кредиторы самого наследника, получив конкурентов в лице кредиторов наследодателя. Их положение, впрочем, мало кого интересовало, и если наследник не использовал beneficium inventarii, то они оставались без всяких льгот. Здесь, по всей видимости, действовало правило, что никому нельзя запретить делать новые долги, ухудшать свое материальное положение и приобретать новых кредиторов (исключение из этого правила действует лишь в отношении лиц, признанных безумными – furiosi – или расточителями – prodigi).

Еще одним правовым последствием принятия наследства является то, что в некоторых известных случаях наследник обязывался присоединить некоторые виды своего собственного имущества к наследственной массе, и только после этого приступить к дележу этой общей массы с другими сонаследниками. Это следующие виды имуществ:

* имущество эманципированного сына, который наследует по преторскому праву в разряде unde liberi вместе с детьми семьи;

* приданое, полученное от отца дочерью, которая затем наследовала в имуществе отца вместе со своими братьями и сестрами;

* в эпоху империи к этим видам присоединилось также всякое имущество, которое получил любой нисходящий от своего восходящего, будь то приданое (dos), средства для самостоятельного устройства, средства для получения должности и т.п.

Наконец, ещё одним из последствий принятия наследства является возможность для наследника, не получившего фактического обладания наследственным имуществом, защищаться с помощью особых процессуальных средств.

В квиритском праве цивильному наследнику давался специальный цивильный «иск о наследстве» – petitio hereditatis. Это был иск об истребовании всей наследственной массы целиком, как если бы это была одна вещь. Данное средство очень напоминает иск об истребовании вещи собственником из рук несобственника (vindicatio rei), а потому он иногда называется «виндикацией наследства» – vindicatio hereditatis.

Преторский наследник (possessor), которому кто-то мешал фактически вступить в дела наследства, был лишен возможности защищаться с помощью квиритского иска о наследстве (petitio hereditatis), ибо он не являлся heres, «наследником» с точки зрения квиритского права. Претор защищал его с помощью особого средства, называвшегося интердикт «Quorum bonorum». Со временем данный интердикт утрачивает свой посессорный (владельческий) характер и приобретает значение петиторного (судебного) средства. (Интердикт «Quorum bonorum» был рассмотрен нами выше).

Дата добавления: 2015-05-31 ; Просмотров: 258 ; Нарушение авторских прав? ;

Нам важно ваше мнение! Был ли полезен опубликованный материал? Да | Нет

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector