Лишение наследства в римском праве

НЕОБХОДИМОЕ НАСЛЕДОВАНИЕ И ПРИНЯТИЕ НАСЛЕДСТВА В РИМСКОМ ПРАВЕ

Ранее всего заслуживает упоминания категорическое веление, обращенное к наследодателю: прямые наследники, какими являются его дети, sui heredes (как равно и постуми), должны быть либо назначены наследниками по завещанию, либо эксгерадированы, т. е. устранены. Указания причин не требовалось. Дочери и внуки устранялись общей фразой. Уклонение от этой формальности, по квиритскому праву, делало завещательное распоряжение недействительным, и таким образом возникало наследование по закону.

Фразеология лишения наследства такова: «Тиций, сын мой, да будет лишен наследства». Что касается еще не рожденных детей, следовало написать: «Всякий сын, который мне родится, да будет лишен наследства». 55 Черниловский З.М. Римское частное право. Элементарный курс. М., 1997.

На случай смерти сына до открытия наследства разрешалось предоставлять (по завещанию) наследство внукам, и через такое ква-зикогнатство завещания приобретали силу.

Что касается дочерей, то еще Законы XII таблиц вводили их в число наследников, «поелику оба пола в равной мере исполняют — в рождении детей — закон природы» (Институции Юстиниана).

Претор и в данном случае сказал свое слово, как и выдающиеся юрисконсульты. Поименное исключение требовалось теперь и для эманципированных сыновей, и для всех других нисходящих наследодателя (кроме женщин).

Коллизии цивильного и преторского права, их явное несовпадение усиливали значение суда, к которому и стали прибегать обойденные завещанием лица. Ввиду особой важности такие иски рассматривались сотенными (центумвирными) коллегиями. Чтобы обойти строгие требования цивильного трава, суды стали считать несправедливыми по новым понятиям завещания, составленные безрассудно, три некотором упадке умственных способностей завещателя. Такой путь открывал дорогу для ревизии завещания, хотя, как следует из спора между Сцеволой и Крассом, это было непросто. Сначала подобное допущение практиковалось лишь для цивильных наследников, затем к нему стали прибегать эманципированные сыновья, восходящие и нисходящие родственники завещателя, и даже боковые — братья и сестры.

Необходимые наследники — прежде всего полнородные и единокровные братья и сестры — должны были получить свою «порцию» (portio), которая не могла быть меньше 1/4 законной доли в ее «чистом виде», т. е. за вычетом долговых обязательств завещателя.

Таким образом, была создана обязательная доля наследства — принципиально важный элемент современного наследственного права.

Если завещатель лишал кого-либо из своих наследников обязательной доли, не указывая причин, что не опорочивало завещания, вопрос об основательности мотивов разбирался судом. Юстиниан внес ясность в его решение: лишать наследства дозволялось за вступление в брак против воли родителей, действия, угрожавшие жизни отца, и т. п. Для матери и деда по матери достаточно было простого умолчания (это относилось ко всем родственникам с материнской стороны), чтобы их дети и внуки считались лишенными наследства.

С течением времени на наследственную долю стали претендовать и внебрачные дети, но только на наследство их умершей матери. Патронам разрешалось получать наследство после смерти вольноотпущенника, умершего бездетным (до половины наследства).

Тот, кто был лишен наследства поименно, не получал даже и обязательной доли. Принятие наследства не сводится только к процедуре, хотя и она не второстепенна. Что касается цивильного права, должно иметь в виду два принципиально важных установления:

  • 1) агнаты, находившиеся во власти наследодателя, считаются восприемниками наследства сразу же после того, как оно «открывается», т. е. в момент смерти патерфамилиас (наследодателя);
  • 2) ни при каких обстоятельствах агнаты не могут отказаться от принятия наследства.

Обе нормы действовали и в отношении призванных к наследованию рабов.

Все это кажется разумным и справедливым. Однако действительная жизнь требовала корректив цивильного права. С усложнением хозяйственной жизни, с вовлечением ранее патриархальных семейных коллективов в торговую и финансовую деятельность, далеко не всегда благополучную, стало проявляться нежелание цивильных наследников принимать не выгодные им наследства, поскольку, соответственно принципу универсального правопреемства, они должны были принимать на себя долги умершего, даже и превышавшие стоимость наследственной массы, когда пассив преобладал над активом.

Вмешательство претора решило вопрос: при отказе цивильных наследников он призывал к принятию наследства тех, кто принадлежал к следующим категориям (разрядам) законных наследников, а если и они отказывались либо не являлись вовсе, назначал «конкурс», т. е. распродажу имущества умершего, чтобы удовлетворить притязания кредиторов.

В патриархальные времена принятие наследства было связано с торжественной церемонией — «кретио» (cretio>. Наследодателю дозволялось ставить эту церемонию условием под угрозой лишения наследства (что, впрочем, следовало само собой). Предельным для кретио считался 100-дневный срок, в чем проявлялись и воля завещателя к скорейшему преемству, и заинтересованность рода и курии в восстановлении должного семейного порядка. 66 Черниловский З.М. Римское частное право. Элементарный курс. М., 1997.

Впоследствии является на свет и утверждается неформальное принятие наследства с помощью действий, даже и молчаливых, свидетельствующих о решении принять наследство, например выплата следуемых кредиторам по данному наследству долгов. Конечно, считалось более уважительным простое словесное выражение указанного намерения.

Положение наследника осложнялось, когда его теребили кредиторы, заинтересованные в скорейших уплатах.

Когда (по просьбе наследника) установление срока принятия наследства предоставлялось суду и этот срок истекал, оставалось признать наследника либо принявшим наследство, либо отказавшимся от него, — и то и другое решение разумно. Тем не менее, до Юстиниана просрочивший наследник считался отказавшимся, а по Юстиниану — принявшим.

Претор предоставлял прочим нисходящим и восходящим наследникам право заявить свой собственный иск о наследстве — в течение года со дня его открытия.

Трансмиссия, Император Феодосии II в 450 г. постановил, что десцеденты, т. е. нисходящие наследодателя (дети, внуки), призванные по завещанию и умершие до момента вступления в наследство, передают (трансмиссируют) свое право наследования собственным нисходящим наследникам, для которых «призвание» превращается в приобретение наследства.

Обязательная доля в наследстве. Лишение наследства. С одной стороны, как мы уже отмечали, римское право в качестве основополагающего принципа наследования установило принцип свободы

Читайте также:

  1. Анализ наследственности и среды
  2. БОЛЕЗНИ с НАСЛЕДСТВЕННОЙ ПРЕДРАСПОЛОЖЕННОСТЬЮ
  3. Брачно-семейное и наследственное право по Законам Ману
  4. Влияния наследственности и среды на развитие отдельных когнитивных способностей
  5. Внутренняя структура наследственного права.
  6. ВОПРОС 4. Передача наследственного имущества в доверительное управление
  7. Закон гомологических рядов наследственной изменчивости Н.И. Вавилова
  8. Изменчивость наследственного материала
  9. Изменчивость: наследственная и ненаследственная
  10. Интегрирующая составляющая наследственного права.
  11. Исправление наследственных нарушений
  12. Источники наследственного права

Лишение наследства. С одной стороны, как мы уже отмечали, римское право в качестве основополагающего принципа наследования установило принцип свободы завещания, согласно которому наследодатель сам определял в завещании «судьбу» своего имущества. С другой стороны, часто после завещателя оставались лица, которые были особенно близки к нему (например, дети, родители), принимали участие в создании его благосостояния и которые даже при жизни наследодателя имели право требовать от него известной поддержки. Вследствие этого уже цивильное право, допуская свободу завещаний, устанавливало известные ограничения в интересах таких лиц, предоставляя им право на непременное участие в наследовании – право на получение части наследственного имущества вне зависимости от содержания завещания умершего.

В древнейшем римском праве отстранить определенных лиц от наследования можно было лишь посредством указания в завещании на то, что они лишаются наследства, причем такое указание подчинялось определенным формальным требованиям.

Если у наследодателя были sui heredes, то, совершая завещание, он должен был недвусмысленно или назначить их наследниками, или лишить наследства – aut instituere, aut exheredare (exheredatio – лишение наследства); простое умолчание о них в тексте завещания (praeteritio) не допускалось. Если от наследования отстранялись сыновья домовладыки, то их следовало называть поименно (nominatum), для иных лиц этого не требовалось. Умолчание в отношении сына наследодателя делало завещание полностью недействительным, если же были обойдены иные sui heredes, то имела место частичная недействительность завещания: если наследник по завещанию также был из числа sui, то обойденный получал свою законную долю, если же имущество завещалось иному лицу, то к наследнику sui, не упомянутому в завещании, переходила половина наследства.

В преторском праве требование о прямом лишении наследства были распространены на всех наследников unde liberi, в том числе и эманципированных, причем лица мужского пола должны были отстраняться поименно. При несоблюдении этого требования обойденные получали свои законные доли в имуществе. Если в завещании одни наследники были прямо устранены от наследования, а о других завещатель умолчал, то первые оставались лишенными наследства. В законодательстве Юстиниана лишение наследства могло осуществляться в любых выражениях, но все нисходящие должны были отстраняться поименно.

Читать еще:  Порядок оформления наследства на квартиру по закону

Обязательная доля. Описанные формальные правила лишения наследства не могли, все-таки, дать достаточную гарантию того, что близкие наследодателю лица получат определенную часть его имущества. Более того, в ряде случаев центумвиральный суд (в его компетенции были наследственные дела) стал признавать, что завещание, в котором, хотя и исполнено требование о форме лишения наследства, но без основательных причин близким наследникам ничего не оставлено, очевидно, было составлено не совсем в здравом уме и потому должно быть лишено силы. Иски со стороны законных наследников по цивильному праву, обойденных в завещании, удовлетворялись, как будто наследников, назначенных в завещании, вовсе не было.

В дальнейшем круг лиц, которые могли требовать выделения им доли в наследстве, и самый порядок определения такой доли, был изменен. Во-первых, к числу родственников, имеющих право на обязательную долю, стали относить нисходящих и восходящих завещателя, а также его братьев и сестер (последние могли претендовать на долю в наследственном имуществе только в том случае, если завещатель назначил своим наследником лицо, подвергнутое гражданскому бесчестию – turpitudo).

Во-вторых, был определен размер обязательной доли (portio debita) – она составляла не менее ¼ части того, что наследник получил бы при призвании его к преемству в имуществе наследодателя по закону, причем имущество могло быть передано ему не только путем назначения его наследником в завещании, но и посредством легата. Если завещатель не назначил portio debita, то обойденный мог требовать свою законную долю в полном объеме. Однако данное требование погашалось смертью необходимого наследника, а также сроком, в течение которого он мог предъявить свое требование – этот срок сначала составлял два года, а потом пять лет.

Юстиниан повысил размер portio debita до ½ законной доли, если последняя составляла менее четверти наследства, и до 1/3, если законная доля была больше. Кроме того, было установлено, что обойденный наследник мог требовать выдела обязательной доли лишь в том случае, если он был полностью отстранен от наследования – если же полученное им имущество было меньше portio debita, то он мог требовать лишь соответствующего увеличения своей доли, но не отмены завещания.

В последующем своим указом 542 г. Юстиниан установил, что право на обязательную долю в наследстве имеют восходящие и нисходящие наследодателя; они должны были обязательно назначаться наследниками. Кроме того, exheredatio и лишение portio debita могли быть сделаны завещателем только при наличии уважительных причин, которые были четко закреплены в законе – различные преступления и проступки против завещателя, предосудительный образ жизни и пр. О братьях и сестрах указ не упоминал, и потому относительно их действовал описанный выше порядок получения обязательной доли.

Дата добавления: 2014-12-10 ; Просмотров: 456 ; Нарушение авторских прав? ;

Нам важно ваше мнение! Был ли полезен опубликованный материал? Да | Нет

8.4. Принятие наследства и его последствия

8.4. Принятие наследства и его последствия

Принятие наследства. Наследование есть преемство в имущественных правах и обязанностях наследодателя, кроме тех, которые (как узуфрукт, штрафные иски из деликтов и некоторые другие) считаются неразрывно связанными с личностью того, для кого они возникли.

Момент, когда преемство признавалось установленным, и порядок этого установления были в римском праве неодинаковы для разных категорий наследников.

Для преемников и назначенных наследниками по завещанию рабов наследодателя момент открытия наследства (delatio hereditatis) был и моментом возникновения преемства. Более того, по цивильному праву ни преемники, ни рабы не имели права отказаться от открывшегося для них наследства. Они были необходимыми наследниками. Это объяснялось тем, что они, как уже указано, не столько наследовали, по взгляду римлян, сколько вступали в управление своим имуществом. Для рабов это было следствием их общего правового положения: назначение наследником означало и освобождение раба, но освобождение с возложением на раба, по воле господина, положения наследника.

Понятно, что такое обязательное наследование было весьма обременительно для наследника в случаях, когда наследство было переобременено долгами, за которые наследник, в силу римской концепции универсального преемства, отвечал не только имуществом наследственной массы, но и своим имуществом. Ввиду этого претор предоставлял преемникам так называемое право воздержаться от наследства, в силу которого он отказывал в иске против цивильных наследников, фактически не осуществлявших своего права наследования, и предлагал bonorum possessio следующей за ними категории наследников, а если не находилось желающих, объявлял конкурс над имуществом наследодателя для удовлетворения его кредиторов.

Все остальные относились к добровольным (посторонним) наследникам (heredes voluntarii). Для них открытие наследства означало лишь возникновение права на принятие наследства.

Принятие наследства происходило при осуществлении устного торжественного акта, который назывался cretio. Существовала достаточно формализованная форма проведения cretio, на ней произносились установленные фразы, например «вступаю и принимаю». Постепенно форма упростилась, и было достаточно неформального волеизъявления о принятии или фактическом вступлении в наследство. Это процесс стал называться pro herede gestio.

Цивильное право срока для принятия наследства не устанавливало. Но кредиторы наследодателя, заинтересованные в скорейшем удовлетворении их требований, могли потребовать от наследника ответа (an heres sit), т. е. принимает ли он наследство. После этого наследнику по его просьбе мог быть назначен судом срок для решения вопроса о принятии наследства (spatium deliberandi), после истечения которого наследник, не давший ответа, считался: до Юстиниана — отказавшимся, а в праве Юстиниана — принявшим наследство.

Понятно, что правила об автоматическом приобретении наследства некоторыми из цивильных наследников были неприменимы к преторскому праву; она должна была быть испрошена, и притом в установленный срок: родственникам по нисходящей и восходящей линии давался срок в один год со дня открытия наследства, остальным наследникам — в сто дней. При пропуске этого срока наследником, призванным в момент открытия наследства, преторским правом наследство предлагалось принять следующему наследнику в порядке преемства между наследниками.

«Лежачее» наследство. «Лежачее» наследство (hereditas iacens) возникало при отсутствии наследников по завещанию и по закону. Это могло случиться, если наследники еще не объявились или если от наследства отказались наследники (следующая имеющаяся очередь наследниками не признавалась, если от него отказывались все в предыдущей очереди):

— в древнейшем Риме при отсутствии наследников имущество могло быть захвачено любым желающим. Считалось, что «лежачее» наследство никому не принадлежит;

— в классическом периоде «лежачее» наследство считалось числящимся за умершим («хранит в себе личность умершего») без права посягательств на него;

— в период принципата такое наследство поступает государству;

— в постклассический период «лежачее» наследство поступает к государству, но перед ним преимущество имеют муниципальный сенат, церковь, монастырь и другое если наследодатель был их членом (участником).

В тот период, пока наследство считалось «лежачим», завладение им не допускалось. Однако было возможно приобрести его посредством приобретения по давности в качестве наследника (usucapio pro herede). Такое приобретение заключалось в том, что тот, кто владел одной вещью из «лежачего» наследства в течение одного года, приобретал собственность не только на нее, но и на все наследство (т. е. приобретал статус наследника всего имущества). При таком приобретении не выполнялись сроки давности и не учитывалась добрая воля лица. Поэтому в классический период такое приобретение стало считаться недостойным. В собственность стала поступать лишь захваченная во владение вещь.

Правило одного года сохранялось как для движимых, так и для недвижимых вещей вплоть до эпохи Юстиниана, когда стали применяться обычные сроки давности.

Наследственная трансмиссия. Наследственная трансмиссия (transmissio delationis) — это переход права принять наследство к наследникам лица, не успевшего принять назначенное ему наследство вследствие своей смерти.

По древнейшему цивильному праву наследственная трансмиссия была невозможна: если призванный к наследованию наследник по закону не принимал наследства, оно признавалось бесхозяйным. По преторскому праву принять наследство предлагалось в таком случае дальнейшим наследникам. Если же наследства не принимал до своей смерти наследник по завещанию, то открывалось наследование но закону. Таким образом, право принять наследство рассматривалось как личное право наследника, не переходящее к его наследникам.

Из этого общего положения стали, однако, постепенно вводить исключения. Претор допустил, что если наследник умер, не успев без своей вины принять наследство, то по расследовании дела (cognita causa) его наследникам в порядке restitutio in integrum (восстановления в первоначальном положении) может быть предоставлено право принять наследство. В праве Юстиниана это правило обобщено: если смерть наследника последовала в течение года со дня, когда он узнал об открытии для него наследства, или в течение испрошенного им время на размышление, то право принять наследство считается перешедшим к его наследникам, которые и могут осуществить это право в течение срока, еще оста ющегося в силу общих правил на принятие наследства.

Читать еще:  Из чего состоит кадастровая стоимость квартиры при вступлении в наследство

В тех случаях, когда вследствие смерти до принятия наследства или вследствие отказа от наследства отпадал один из нескольких наследников и если притом не было трансмиссии, доля отпавшего наследника прибавлялась к долям остальных, распределялась между ними поровну. Так, если из двух наследников по завещанию один умирал, не приняв наследства и не оставив сам наследников, то его доля переходила не к наследникам наследодателя по закону, а к другому наследнику по завещанию. Точно так же в случае отпадения после открытия наследства одного из наследников по закону.

Правовые последствия принятия наследства. С принятием наследства на наследника переходили все права и обязанности наследователя за исключением личных прав и обязанностей. Кроме того, все наследуемое имущество присоединялось к имуществу наследника.

Слияние beneficium separationis («льготы отделения») было невыгодно разным лицам. Если наследник был обременен долгами, то слияние было невыгодно кредиторам наследодателя, которые должны были при удовлетворении их претензий терпеть конкуренцию кредиторов наследника. Ввиду этого претор стал предоставлять кредиторам особую льготу (beneficium separationis), в силу которой наследственная масса сливалась с имуществом наследника лишь после того, как из нее будут покрыты претензии кредиторов наследодателя. Если наследство было обременено долгами, то слияние могло быть невыгодно кредиторам наследника. Однако претор не давал им подобной льготы, ибо должнику вообще не воспрещается делать новые долги и тем ухудшать положение кредиторов.

Необходимость отвечать своим имуществом по долгам наследодателя могла быть невыгодна для наследника. Для него, после ряда предшествующих мероприятий, также была введена Юстинианом льгота (beneficium inventarii), благодаря которой наследник, начавший в течение 30 дней со дня открытия наследства в присутствии нотариуса и свидетелей составление описи наследственного имущества и окончивший ее составление в следующие 60 дней, отвечал по долгам наследодателя только в пределах описанного наследства (intra vires hereditatis).

При множественности наследников они становились собственниками вещей, принадлежавших на праве собственности наследодателю, каждый в размере своей наследственной доли. Требования и долги, предмет которых был делим, распадались на соответственные доли. Неделимые требования и долги создавали солидарные права и солидарную ответственность наследников.

Множественность наследников обусловливала в некоторых случаях также и обязанность присоединить к наследственной массе некоторые виды имущества самих наследников (collatio bonorum). Такая же обязанность установлена в отношении приданого, полученного дочерью, которая затем наследовала в имуществе отца вместе с братьями и сестрами (collatio dotis). В период империи рядом законов была установлена общая обязанность родственников по нисходящей линии при наследовании после родственников по восходящей линии вносить в состав наследственной массы все имущество, полученное от наследодателя в виде приданого, дарение ввиду брака или для самостоятельного устройства, получения должности и т. п. Это была так называемая обязанность родственников по нисходящей линии.

Наследование по закону в Римском праве: понятие, схема. Римское наследственное право

Понятие наследования по закону было введено еще в римском праве. Юристам древности необходимо было понять, как может влиять смерть гражданина на правоотношения, в которых он участвовал еще при жизни. Гражданско-правовой оборот должен быть устойчивым и, по сути, не должен зависеть от смерти. Во избежание неблагоприятных юридических последствий были выработаны специальные нормы. Рассмотрим кратко наследование по закону в римском праве .

Основы преемства

В римском наследственном праве были установлены следующие принципы:

  • Правоотношения, в которых участвовал умерший, с его смертью не прекращаются.
  • Место умершего гражданина занимает его наследник.
  • Правопреемник принимает все обязанности и права лица.
  • В составе наследственной массы переходят и долги умершего.
  • Наследством считается все имущество гражданина, которое может передаваться.
  • Обязанности и права, связанные с личностью умершего, к преемникам не переходят.

Пояснения

Наследование по закону в римском частном праве понималось как универсальное преемство (сукцессия). Оно предполагало, что к наследникам переходит весь имущественный комплекс как единое целое одновременно, со всеми пассивами и активами.

Наследство считалось правопреемством во всех правах, которыми был наделен умерший. В результате имело место своего рода продолжение юридической личности наследодателя в лице преемника.

Условия

Основой наступления преемства был достаточно сложный юридический состав. Его элементами являлись:

  • Смерть наследодателя. Наследство живого гражданина не передается.
  • Правомерность умершего иметь преемников. Ее, к примеру, не имели юнианские латины (неграждане).
  • Преемник должен быть живым в момент открытия наследства и иметь пассивную завещательную правоспособность.

Формы наследования

В римском праве преемство происходило по закону или по завещанию.

В нормативных актах эти две формы четко разграничивались. В римском праве граждане не могли наследовать часть по завещанию и часть по закону. Соответственно, преемство по завещанию определенной доли имущества приводило к тому, что к субъекту переходили обязанности и права и по незавещанной части.

По умолчанию предполагалось желание наследодателя сделать преемника по завещанию обладателем оставшихся незавещанных ценностей.

Наследование по закону в римском праве

Оно имело место, если умерший не оставил завещания, если оно недействительно или если субъекты, указанные в последней воле, отказались от преемства.

Условием наследования по закону в римском праве считалось окончательное выяснение факта ненаступления наследования по завещанию. Соответственно, дело не открывалось, пока субъекты, указанные в последней воле, не решат, будут они принимать наследство или нет. После выяснения этого вопроса к преемству призывался гражданин, оказавшийся на первом месте в очередности наследования. По закону , если указанный субъект отказывался от преемства, к наследству призывался следующий за ним.

В разные эпохи развития юридической системы очередность наследования по закону была разной.

Закон XII таблиц

В римском праве наследование по закону основывалось на агнатическом родстве. Оно определялось подчиненностью отцу семейства.

Завещание в Древнем Риме использовалось довольно редко, хотя нормами оно допускалось. Законами XII таблиц определялся следующий порядок преемства: если кто-то умрет без завещания и в отсутствии прямых его преемников, к наследованию призывается ближайший агнат. Если таковой отсутствует, имущественный комплекс передается членам рода.

Таким образом, в римском праве схема наследования по закону была следующей:

  • В первую очередь включались лица, подвластные, проживавшие вместе с отцом семейства, которые на момент смерти наследодателя из субъектов, находящихся в «чужой» зависимости, становились правоспособными. К ним относились дети, внуки и пр.
  • Во вторую очередь входили ближайшие агнаты. Они призывались к наследованию при отсутствии лиц первой группы.
  • Третью очередь составляли члены одного рода с наследодателем.

В случае непринятия наследства первой группой оно становилось «лежачим». Если первая очередь отказывалась от преемства, вторая ничего не получала.

Преторское право

Оно внесло существенные изменения в порядок наследования по закону. В римском праве в конце республиканского периода необходимо было ввести новые нормы, поскольку общество вышло из патриархального агнатического уклада. Возникшие проблемы решила преторская фикция.

В соответствии с ней, если претор призывал к преемству субъектов, которые по гражданскому праву наследниками не являлись, и предоставлял им возможность владеть имуществом умершего, они признавались полноправными преемниками.

Основные изменения в юридической системе состояли в следующем.

Претором было установлено, что при непринятии имущественного комплекса умершего ближайшим наследником наследственное дело должно быть открыто в отношении субъекта, следующего за ним.

Претор придал значение не только агнатическому, но и когнатическому родству. Для целей наследования устанавливалось наличие родственной связи. Преемниками считались все непосредственные кровные родственники умершего вне зависимости от пола. При этом соблюдалась последовательность порядка и степеней рождения. Кроме того, юридическое закрепление получил институт брака.

Очередность по преторскому праву

В результате изменений в нормах последовательность наследования стала такой:

  • В первую очередь входили дети умершего, как родные, так и приемные, а также отданные в усыновление, если на момент смерти они стали свободны от власти усыновителя. Субъекты, освобожденные при жизни отца семейства от его власти, должны были внести свое имущество в полном объеме в наследственную массу. Вместе с другими материальными ценностями оно распределялось между преемниками.
  • Вторую очередь составляли агнатические родственники. Они вступали в наследство, если никто из первой группы не пожелал стать преемником.
  • В третью очередь входили кровные родственники до 6-й степени включительно. В качестве исключения преемники 7-й степени могли наследовать после предыдущих очередей. В этой группе возникало преемство матери после детей и детей после матери.
  • В четвертую очередь наследовал супруг, переживший умершего (жена после мужа, муж после жены).
Читать еще:  Иск о признании недействительным отказа от наследства

«Лежачим» наследство становилось, только если от него отказались все очереди или если преемников не оказалось вовсе.

Право Юстиниана

Оно продолжило развивать принципы, введенные преторским римским правом. В наследовании по закону постепенно вытеснялось агнатическое родство. На смену ему приходило родство когнатическое.

Постановлениями Сената наследование детей после матери и матери после детей стало преемством по закону. Кроме того, были расширены права детей после родственников со стороны матери.

Несмотря на постепенное исключение агнатического родства из условий наследования, порядок преемства был очень запутанным. Юстиниан решил упростить эту систему. Он окончательно утвердил когнатическое родство в качестве принципа наследования по закону.

Разряды преемников

Согласно новому порядку, к наследованию могли призываться все когнатические родственники вне зависимости от пола по степени их близости к наследодателю. В результате сформировалось четыре разряда преемников:

  • В первую входили ближайшие родственники по нисходящей линии. К ним относились дети, внуки от умерших детей и пр. Все имущество разделялось между ними поровну.
  • Во втором разряде присутствовали родственники по восходящей линии, а также полнородные сестры/братья. Они также делят имущество поровну, но детям умерших ранее братьев/сестер, полагается доля, которую мог бы получить их умерший родитель. Если преемниками становились только лица, имеющие родственную связь по восходящей линии, то имущественная масса разделялась пополам между родственниками с отцовской и материнской стороны.
  • Субъекты третьего разряда призывались к преемству при отсутствии первых двух. В него входили неполнородные сестры/братья, происходящие от одного отца с умершим, но от разных матерей, или наоборот.

Если указанных групп нет, наследство переходило к четвертому разряду – боковым родственникам в порядке близости степеней родства без какого-либо ограничения.

Наследование по закону и его виды по римскому праву. Историческое развитие института наследования по закону.

Наследование по закону наступает, если умерший не оставил после себя завещания или в случае утраты силы завещания или в случае отказа наследников по завещанию принять наследство.

Условием открытия наследства для наследования его по закону являлось окончательное выяснение вопроса о том, что наследование по завещанию не наступит. Поэтому наследование по закону не открывалось, пока призванный по завещанию наследник не решал, примет ли он наследство или нет. Когда выяснялось, что наследование по завещанию не наступит, то к наследству призывался ближайший наследник по закону, которым считается тот, кто оказывается на первом месте в установленном законом порядке наследников по закону в момент открытия наследства. Если ближайший наследник по закону не примет наследства, то наследство открывалось следующему за ним по порядку наследнику по закону. Порядок, в котором должны призываться наследники по закону, был различен в разные эпохи развития римского права. Это связано с общим постепенным перестроением семьи и родства, с постепенной эволюцией от старого агнатического принципа к когнатическому.

Развитие института наследования в римском праве прошло следующие этапы:

1. Цивильное наследование, т. е. наследование по древнему цивильному праву. По Законам XII таблиц уже различалось наследование по закону и наследование по завещанию. Законами XII таблиц также была установлена очередность наследников:

1) лица, находившиеся в момент смерти наследодателя непосредственно под его властью (т. е. дети paterfamilias; его внуки в случае смерти подвластных детей; усыновленные; жена в случае брака «с наложением руки»), а также те, которые были зачаты в этот момент;

2) ближайшие по степени родства, т. е. при отсутствии собственной семьи у умершего призываются его братья и сестры, а также мать, если она состояла с отцом покойного в браке cum manu, — т. е. лица, находящиеся во второй степени агнатического бокового родства с покойным;

3) родичи, если не было агнатов.

2. Наследование по преторскому праву получило свое распространение после появления частной собственности. Цивильное наследование не отменялось, но была, например, упрощена процедура составления завещания, когнатическим родственникам стало предоставляться правовладения имуществом (только право владения собственностью, и только при отсутствии претензий у цивильного наследника). Позже преторы стали признавать «более подходящими» наследниками кровную родню, на это повлияло развитие бонитарной (преторской) собственности;

Преторским эдиктом о bonorum possessio было установлено, что в случае неприятия наследства ближайшим наследником по закону оно должно открываться следующему за ним по порядку.

Претор в своем эдикте установил четыре очереди наследников:

1) unde liberi — все цивильные наследники, подвластные paterfamilias и эмансипированные;

2) unde legitimi — цивильные наследники и агнаты (неэмансипированные);

3) unde cognati — ближайшие когнаты по порядку степеней вплоть до 6 степени родства включительно, а из лиц 7 степени только дети, троюродные братья и сестры. В этой очереди наследуют также дети (как законные, так и незаконные) после матери и мать после детей;

4) unde vir et uxor — переживший супруг.

3. Наследование по императорскому законодательству до Юстиниана обобщило преторское законодательство по наследованию. Основной принцип юстиниановской системы — наследование когнатов без различия пола по порядку их близости к умершему и с соблюдением порядка призвания к наследованию. В императорском периоде мать умершего становилась в очередь для получения наследства перед агнатами;

4. Наследование по новеллам Юстиниана вновь изменило порядок наследования по закону и окончательно утвердило принципы наследования по крови.

В юстиниановской системе различали виды порядка наследования по закону:

Обыкновенный порядок наследования основан на родстве и супружеской связи и определяется четырьмя очередями:

1) десценденты, т. е. нисходящие умершего — сыновья и дочери, внуки от ранее умерших сыновей и дочерей и т. д. Раздел наследства происходит поколенно: дети раньше умершего отца получают все вместе ту часть, которую получил бы их родитель, и делят ее между собой поровну;

2) ближайшие по степени асцендентов, т. е. восходящие родные покойного (отец, мать, дед, бабки и т. д.; если есть отец и дед, призывается только отец), а также полнородные родственники братьев и сестер его и детей от ранее умерших полнородных братьев и сестер. Наследники этого класса делят наследство поровну. Дети же ранее умерших братьев и сестер получают долю, которая причиталась бы их умершему родителю. Если наследуют одни восходящие, то наследство делится: одна половина идет восходящим по отцовской линии, а другая — восходящим по материнской линии;

3) неполнородные братья и сестры покойного и их дети, причем последние получают также все вместе часть, следовавшую их умершим родителям;

4) остальные боковые родственники по порядку близости степеней без всякого ограничения, лишь бы только можно было доказать родство. Ближайшая степень отстраняет дальнейшую; близкие делят между собой поровну.

Особый порядок наследования имеет место, когда лицо имеет право на получение доли наследства независимо от того, кто является наследником в остальной части имущества (например, вдова может требовать выдачи четвертой части наследства).

77. Обязательная доля наследства и ее размер по римскому законодательству.

В древнюю эпоху завещатель пользовался неограниченной свободой распоряжаться наследственным имуществом. Со временем отмечается ограничение завещательной свободы. Завещатель не должен был обходить молчанием своих непосредственно подвластных лиц. Он должен был или назначить их наследниками или лишить их наследства. В последнем случае не требовалось указания причин. Сыновья лишались наследства поименно. Дочери и внуки могли быть исключены общей фразой. Уклонение от этой формальности по квиритскому праву в отношении сыновей делало завещание недействительным и открывало наследование по закону. При умолчании в отношении других лиц они призывались к наследованию вместе с теми, кто был указан в завещательном распоряжении. Последующее развитие наследственного права было связано с дальнейшим ограничением свободы завещательных распоряжений. Уже позднее в республиканский период завещатель был обязан завещать наиболее близким родственникам обязательную долю (portio debita). Завещания, в которых устранялись от наследования ближайшие наследники, стали признаваться судами недействительными.

Право на обязательную долю получили родственники по нисходящей и восходящей линии завещателя, а также его братья и сестры.

Размер обязательной доли вначале определялся 1/4 части того, что данное лицо получило бы при наследовании по закону.

В законодательстве Юстиниана размер обязательной доли стал равен 1/2 доли, причитающейся каждому наследнику по закону, если эта доля была меньше 1/4 всего наследства, и 1/3 законной доли, если она была больше 1/4 всего наследства.

Лишение кого-либо из наследников обязательной доли допускалось лишь в случаях, указанных в законе. К ним относились действия наследников, угрожавшие жизни отца, вступление наследников в брак вопреки воле родителей и др.

Последнее изменение этой страницы: 2017-02-05; Нарушение авторского права страницы

Ссылка на основную публикацию