Умру я скоро жалкое наследство стих

* * * («Умру я скоро. Жалкое наследство. «)

Примечания

Печатается по Ст 1873, т. II, ч. 4, с. 228—230.

Впервые опубликовано и включено в собрание сочинений: Ст 1869, ч. 4, с. 224—226, с датой: «1867» (перепечатано: Ст 1873, т. II, ч. 4).

Автограф с полным текстом не найден. Лист наборной рукописи с десятью последними стихами (39—48) — ГБЛ, ф. 195, п. 7591. Рукопись чернилами, без правки, редакция совпадает с печатной. Текст перечеркнут крест-накрест, обведен рамкой, слева на полях помечено: «Чисто». Под текстом дата: «26—27 февр.». Сверху заголовок и приписка, вероятно, для наборщика издания Ст 1869, ч. 4: «Неизвестному другу. Пропуск на 224-ю стр.». На остальной части страницы и на обороте автограф стихотворения «Еще тройка».

В 1866 г. Некрасов получил письмо со стихотворным обращением к нему, вызванным ложными слухами о поэте и подписанным: «Неизвестный друг» (хранится в собрании М. М. Гина; под текстом помета рукой Некрасова: «Получил 3 марта 1866»):

Мне говорят: твой чудный голос — ложь;
Прельщаешь ты притворною слезою
И словом лишь к добру толпу влечешь,
А сам, как змей, смеешься над толпою.
Но их речам меня не убедить:
Иное мне твой взгляд сказал невольно.
Поверить им мне было б горько, больно.
Не может быть!
Мне говорят, что ты душой суров,
Что лишь в словах твоих есть чувства пламень,
Что ты жесток, что стих твой весь любовь,
А сердце холодно, как камень!
Но отчего ж весь мир сильней любить
Мне хочется, стихи твои читая?
И в них обман, а не душа живая.
Не может быть!
Но если прав ужасный приговор.
Скажи же мне, наш гений, гордость наша,
Ужель сулит потомства строгий взор
За дело здесь тебе проклятья чашу?
Ужель толпе дано тебя язвить,
Когда весь свет твоей дивится славе,
И мы сказать в лицо молве не вправе —
Не может быть!?
Скажи, скажи, ужель клеймо стыда
Ты положил над жизнию своею?
Твои слова и я приму тогда
И с верою расстанусь я моею.
Но нет! И им ее не истребить!
В твои глаза смотря с немым волненьем,
Я повторю с глубоким убежденьем:
Не может быть!

Автором стихотворения была поэтесса и переводчица О. П. Маркова-Павлова (1832—1896) (см.: Клочкова Л. П. Об авторе стихотворения «Не может быть». — Некр. сб., II, с. 501—507). Первым откликом Некрасова на стихотворение был набросок «Чего же вы хотели б от меня», написанный поэтом на тетрадном листке со стихотворением О. П. Павловой (см.: Гин М. М. Проблема долга перед народом в поэзии Н. А. Некрасова. — РЛ, 1961, No 2, с. 55-56).

«Умру я скоро. Жалкое наследство. «, написанное почти через год, адресовано не только «Неизвестному другу», но и всем тем, кто обрушился на поэта с обвинениями в отступничестве в связи с мадригалом Муравьеву (см. комментарий к стихотворению «Ликует враг, молчит в недоуменье. » — наст. изд., т. II, с. 429—430, и «Медвежьей охоте» — выше, с. 393 (. По содержанию и сило лирического чувства близко примыкает к стихотворениям «Рыцарь на час» (1862) и «Зачем меня на части рвете. » (1867).

Готовя перед смертью новое издание своих стихотворений, Некрасов сделал к этому произведению примечание: «Не выдуманный друг, но точно неизвестный мне . Где-нибудь в бумагах найдете эту пьесу, превосходную по стиху. Ее следует поместить в примечании» (Ст 1879, т. IV, с. LXXIII).

Как сообщает К. И. Чуковский, Ю. Н. Тынянов считал, что в комментируемом произведении отразилось стихотворение Беранже «Adieu», известное русскому читателю по переводам В. С. Курочкина и М. Л. Михайлова. В переводе А. А. Фета оно печаталось в некрасовском «Современнике» (1858, No 1, с. 38). Однако для этого сближения нет серьезных оснований, поскольку у Беранже отсутствует мотив вины, лежащий в основе некрасовского стихотворения.

Стихотворение было неприязненно встречено критикой (см. отзывы М. А. Антоновича в журнале «Космос», 1869, No 4, с. 35—36; Н. Н. Страхова в журнале «Заря», 1869, No 5, с. 164—167; С. С. Пашкова в журнале «Дело», 1875, No 2, с. 13—14, 1878, No 3, с. 311—312) и вызвало сочувственные поэтические отклики (см.: «Н. А. Некрасову» — Н, 1877, No 5; «О Н. А. Некрасове» Я. П. Полонского — помещено в разделе «Стихотворения 1870—1875 гг.» в изд.: Полонский Я. П. Поли. собр. стихотворений в 5-ти т., т. II. СПб., 1896, с. 71).

В фонде украинского поэта П. Грабовского (Архив АН Украинской ССР) хранится тетрадь со стихами ссыльных революционеров, следовавших в Сибирь. Среди них стихотворение неизвестного поэта «Памяти Некрасова», относящееся к 1888—1889 гг. Автор приводит строки Некрасова: «За каплю крови, общую с народом, Мои грехи, о Родина! Прости!» — и продолжает:

Не проси, друг народа, прощенья в грехах
Ты слезами их смыл за народную скорбь,
Ты ее показал в дорогих нам стихах
И любить научил и страдать. умирать

(РЛ, 1961, No 2, с. 202).

В 1912 г. В. И. Ленин в статье «Еще один поход на демократию» использовал «Умру я скоро. Жалкое наследство. » в полемике с либералами-кадетами, «хватавшими за фалды Некрасова»: «Некрасов по личной слабости грешил нотками либерального угодничества, но сам же горько оплакивал свои «грехи» и публично каялся в них «Неверный звук» — вот как называл сам Некрасов свои либерально-угоднические грехи» (Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 22. Изд. 5-е. М., 1961, с. 84).

Те жребием постигнуты жестоким. — Очевидно, намек на Н. Г. Чернышевского (Некр. сб., II, с. 97).

«Умру я скоро», анализ стихотворения Некрасова

История создания

Стихотворение «Умру я скоро» было написано в 1867 г. и вошло в сборник стихотворений 1969 г. В 1866 г. Некрасов получил стихотворение-письмо «Не может быть», подписанное «Неизвестный друг». Письмо было откликом на клевету о Некрасове и обвинения в том, что он неискренен: смеётся над толпою, призывает в стихах к любви, а сам суров и жесток. Автором стихотворения считается Маркова-Павлова, поэт и переводчик. Только через год Некрасов создал «Умру я скоро», и поводом к этому стали обвинения в отходе от демократических идей. Один из упрёков общества был связан с хвалебной одой, посвящённой Некрасовым в 1866 г. усмирителю польского восстания Муравьёву. Некрасов пошёл на этот шаг, пытаясь спасти «Современник», но безуспешно. Сделка с совестью была напрасной: «Современник» закрыли.

Читать еще:  Пропустил срок вступления в наследство

Литературное направление и жанр

Поэт-демократ, народный певец, представитель реалистического направления в литературе, Некрасов в стихотворении «Умру я скоро» проповедует реалистические принципы в искусстве и раскаивается в том, что иногда отступал от них, «прикованный привычкой и средой». Это рассуждения о «наследстве», которое оставляет умирающий на земле, то есть элегия. Но, с другой стороны, для Некрасова творческое наследие неразрывно связано с гражданской позицией, со служением народу и любовью к родине. Так что жанр стихотворения — элегия, наполненная гражданским пафосом. Его также относят к покаянной (исповедальной) лирике Некрасова.

Тема, основная мысль и композиция

Стихотворение состоит из трёх частей, каждая из которых включает четыре строфы. Части объединены общей темой с рефреном в конце. В первой части лирический герой рассуждает о причинах, по которым он оставит родине после смерти «жалкое наследство»: тяжёлые годы детства и молодости, которые не укрепили поэта, а сломили его.

Во второй строфе лирический герой объясняет, почему его муза иногда была фальшива, хотя он и не был продажным поэтом. Причина неискренности поэта в одиночестве: его друзья ушли, или умерли, или поэт их сам оставил. Поэта окружают только враги — трудно не сфальшивить.

В третьей строфе лирический герой кается в том, что его поэзия не повлияла на народ так, как он задумывал. Герой находит то драгоценное, ради чего он писал свою песню: любовь к родине, которую он сохранил в черствеющей душе.

Тема стихотворения – покаяние перед родиной за то, что не был достаточно целеустремлён, воспевая её страдания, не жертвовал собой ради родины. Перед кающимся проносится вся его жизнь: истоки творчества и его тематика, друзья, кровная связь с народом.

Главную мысль Некрасов трижды повторяет рефреном: он просит родину зачесть его малые заслуги и простить его ради капли крови, общей с народом. Уничижая своё творчество и умаляя достоинства своей поэзии, поэт пытается найти ценность в своём творчестве, которая состоит в любви к родине и народу и проявляется в кровной общности с народом.

Тропы и образы

Для лирического героя мерило успешной жизни – заслуга перед родиной. К ней и обращено стихотворение, в основе которого лежит олицетворение. Первая строфа полна уничижения, которое Некрасов передаёт с помощью эпитетов. Жалкое наследство, малый труд, привычки робкой тишины, явившиеся следствием гнёта рокового в детстве, мучительной борьбы в молодости, гнетущих впечатлений в зрелости, приводят к тому, что поэт становится печальным, муза его угрюмой. Упоминаемая в этой части долгая буря, сломившая героя, — метафора затянувшегося противостояния между носителями передовых и реакционных идей.

Во второй части художественный образ создаётся с помощью метафор. Лирический герой не торговал лирой, но иногда фальшивил. Он ни в ком не имел опоры, друзья постигнуты жестоким жребием, одни прешли земной предел, перед другими дверь запер сам лирический герой, на пути он встречает врагов и теряет друзей.

Третья строфа тоже насыщена эпитетами (минутные блага жизни, колеблющийся шаг, родная сторона) и метафорами (бросить единый луч сознанья на путь народа, прикованный привычкой и средой к благам жизни, шёл к цели колеблющимся шагом, не жертвовал собой, черствел с каждым годом, песнь бесследно пролетела и не дошла до народа).

Образ общей с народом капли крови становится символом связи поэзии Некрасова с народом – главным, как он считал, его достоянием.

Стихотворение написано высоким стилем, для чего Некрасов использует старославянизмы.

Размер и рифмовка

Размер стихотворения — пятистопный ямб, чередуется женская и мужская рифма, рифмовка перекрёстная.

«Умру я скоро. Жалкое наследство…» Н. Некрасов

«Умру я скоро. Жалкое наследство…» Николай Некрасов

Посвящается неизвестному
другу, приславшему мне сти-
отворение «Не может быть»

Умру я скоро. Жалкое наследство,
О родина! оставлю я тебе.
Под гнетом роковым провел я детство
И молодость — в мучительной борьбе.
Недолгая нас буря укрепляет,
Хоть ею мы мгновенно смущены,
Но долгая — навеки поселяет
В душе привычки робкой тишины.
На мне года гнетущих впечатлений
Оставили неизгладимый след.
Как мало знал свободных вдохновений,
О родина! печальный твой поэт!
Каких преград не встретил мимоходом
С своей угрюмой музой на пути.
За каплю крови, общую с народом,
И малый труд в заслугу мне сочти!

Не торговал я лирой, но, бывало,
Когда грозил неумолимый рок,
У лиры звук неверный исторгала
Моя рука.. Давно я одинок;
Вначале шел я с дружною семьею,
Но где они, друзья мои, теперь?
Одни давно рассталися со мною,
Перед другими сам я запер дверь;
Те жребием постигнуты жестоким,
А те прешли уже земной предел…
За то, что я остался одиноким,
Что я ни в ком опоры не имел,
Что я, друзей теряя с каждым годом,
Встречал врагов всё больше на пути —
За каплю крови, общую с народом,
Прости меня, о родина! прости!

Я призван был воспеть твои страданья,
Терпеньем изумляющий народ!
И бросить хоть единый луч сознанья
На путь, которым бог тебя ведет,
Но, жизнь любя, к ее минутным благам
Прикованный привычкой и средой,
Я к цели шел колеблющимся шагом,
Я для нее не жертвовал собой,
И песнь моя бесследно пролетела,
И до народа не дошла она,
Одна любовь сказаться в ней успела
К тебе, моя родная сторона!
За то, что я, черствея с каждым годом,
Ее умел в душе моей спасти,
За каплю крови, общую с народом,
Мои вины, о родина! прости.

Читать еще:  Если наследство в другом городе

Анализ стихотворения Некрасова «Умру я скоро. Жалкое наследство…»

Произведение «Умру я скоро. Жалкое наследство…» написано в 1867 году. Некрасов посвятил его «неизвестному другу», приславшему поэту стихотворение собственного сочинения под названием «Не может быть». В нем аноним выражал протест против слухов, призванных опорочить Николая Алексеевича. Кто же решился поддержать Некрасова, но при этом предпочел оставить в тайне имя? По мнению литературоведов, автор «Не может быть» — Ольга Петровна Мартынова, писательница 50-90-х годов XIX столетия. Женщина творила под несколькими псевдонимами — Ольга П., Павлова Ольга, Павлова О., П-а Ольга. О том, что посвящение Николаю Алексеевичу принадлежит именно ее перу, исследователи узнали из дневника матери писательницы — Ольги Васильевны Мартыновой. Там же указана дата создания «Не может быть» — шестое февраля 1866 года. Ольга Петровна была увлечена творчеством Некрасова. Кроме того, из дневника ее матери становится понятно, что женщина лично знала знаменитого литератора.

«Умру я скоро. Жалкое наследство…» — подведение жизненных итогов. Стихотворение принято относить к так называемой покаянной лирике Некрасова. Среди ее наиболее известных образцов — «Рыцарь на час«, «Памяти Добролюбова«, «Я за то глубоко презираю себя…». Главная тема стихотворений — попытка преодоления внутреннего разлада. Николаю Алексеевичу нередко казалось, что он не в полной мере соответствует высокому идеалу человека и поэта. «Умру я скоро. Жалкое наследство…» — стихотворение-исповедь, преисполненное душевной болью, раскаянием, душевными терзаниями. В нем поэт рассуждает о родине, народе, друзьях, творчестве.

Первая часть произведения — рассказ о детстве и молодости лирического героя. Некрасов повествует о революционных настроениях, царивших в просвещенном обществе. Поэт сравнивает их с бурей. По мнению Николая Алексеевича, если она длится недолго, то способна укрепить бойцов. Вот только в России противостояние с властью затянулось. Люди привыкли молчать. Такая ситуация породила гнетущие впечатления у лирического героя, которые оставили в душе его неизгладимый след. Вторая часть содержит рассуждения на тему не всегда правильного использования лиры. По словам лирического героя, порой она издавала неверные звуки. Скорей всего, Некрасов имеет в виду те стихотворения, которые он написал не столько по велению Музы, сколько для того, чтобы журнал «Современник», издаваемый им, смог удержаться на плаву. Также во второй части лирический герой рассказывает о своем тотальном одиночестве. Многие друзья безвозвратно потеряны. Все больше становится врагов. В заключении лирический герой сокрушается, что недостаточно посредством творчества сделал для русского народа.

В каждой части Некрасов повторяет строку: «За каплю крови, общую с народом…». С ее помощью он подчеркивает свое малое, но все-таки родство с простыми людьми — рабочими, крестьянами. Кроме того, на протяжении всего стихотворения лирический герой обращается к родине и просит у нее прощения.

Художественный анализ стихотворения Н.А. Некрасова «Умру я скоро. Жалкое наследство…»

С детства знакомы нам проникновенные стихи Николая Алексеевича Некрасова. Гражданский пафос и высокая художественность его произведений, глубокое проникновение в жизнь человека поставили Некрасова в ряд крупнейших русских писателей девятнадцатого века.
Судьба родины, её победы и поражения, успехи и жизненные трудности всегда волновали творческую интеллигенцию России. Великий поэт Некрасов не исключение из числа таких людей. И неудивительно, что тема любви к родной земле проходит через всё творчество этого поэта.
Некрасову очень тяжело было видеть страдания других людей, особенно, если дело касалось женщин и детей. На мой взгляд, этот поэт — один из ярых защитников обездоленных и обиженных жизнью, он считает своим долгом рассказать миру об этом.
Стихотворение «Умру я скоро. Жалкое наследство…» являет собой размышление автора над тем, в чём же смысл жизни и что им уже достигнуто. Тема поэта и поэзии также очень ярко прослеживается в этом произведении. Думая над тем, что останется после смерти, автор приходит к выводу, как мало сделано им. Но в одном он убеждён: ему никогда не приходилось делать того, что от него ждут другие, однако были моменты, когда поэт вынужден был говорить совсем не то, да и не так:
Не торговал я лирой, но, бывало,
Когда грозил неумолимый рок,
У лиры звук неверный исторгала
Моя рука…
Своим достоинством лирический герой, прежде всего, считает своё единство с народом. Размышляя о собственной жизни, он приходит к мысли, что много было страданий и боли. Сначала его окружали близкие и родные люди, но судьба распорядилась так, что одни давно расстались с героем, перед другими он сам вынужден был закрыть дверь: «те жребием постигнуты жестоким, а те прешли уже земной предел…» Лирический герой одинок и, может быть, хотел бы всё исправить, но теперь это невозможно.
Кроме того, данное стихотворение представляет собой обращение к родине, любовь к которой безгранична. Только эта чувство и заставило поэта говорить о страданиях русского народа:
Я призван был воспеть твои страданья,
Терпеньем изумляющий народ!
И бросить хоть единый луч сознанья
На путь, которым бог тебя ведёт…
Но излишнее малодушие и стремление к минутным благам сделали невозможным искренность и желание помочь родной земле. «И песнь моя бесследно пролетела, и до народа не дошла она…» — говорит поэт. Он чувствует свою вину перед Родиной, перед бесследно ушедшими годами. Молодость прошла и силы для борьбы кончаются. Много этих сил было потрачено на битвы, не принёсшие побед.
Поэт чувствует, что с каждым уходящим годом его чувства становятся всё беднее и беднее. Он с тоской говорит о равнодушии, которое зарождается в его душе. и только любовь к Родине делает героя настоящим:
За то, что я, черствея с каждым годом,
Её умел в душе моей спасти,
За каплю крови, общую с народом,
Мои вины, о родина! прости.
В художественном плане стихотворение замечательно тем, что в тексте автор очень часто использует яркие эпитеты: «гнев роковой, мучительная борьба, робкая тишина, печальный поэт, угрюмая Муза, колеблющийся шаг, жестокий жребий…» Мы видим, что данное выразительное средство придает тексту большую образность.
Кроме того, автор использует олицетворение и обращение к родине как к живому существу, что ещё раз указывает на отношение автора к ней:
Одна любовь сказаться в ней успела
К тебе, моя родная сторона!
Синтаксической особенностью данного произведения является большое количество восклицательных предложений. В данном случае они свидетельствуют об эмоциональном подъёме и указывают на настроение лирического героя.
На мой взгляд, на автобиографичность стихотворения указывают размышления о собственной жизни и неудачах, которые постигли поэта. Некрасов не только выразитель чаяний крестьян, но ещё и тонкий проникновенный лирик. Для него тема поэта и поэзии, тема родины, тема русского народа, тема смысла жизни тесно переплетаются.
Стихотворение поэта проникнуто светлым чувством, несмотря на чувство тоски, которое испытывает лирический герой, ибо он безгранично любит родину, становится частью её. И его жизнь уже немыслима вне этой удивительной красоты.
По моему мнению, лирика этого великого русского поэта никогда не будет забыта, ибо в своих стихотворениях он отражал те чувства и переживания, которые свойственны и близки для каждого человека.

Читать еще:  Документы необходимые для вступления в наследство по завещанию

Умру я скоро жалкое наследство стих

Печатается по Ст 1873, т. II, ч. 4, с. 228–230.

Впервые опубликовано и включено в собрание сочинений: Ст 1869, ч. 4, с. 224–226, с датой: «1867» (перепечатано: Ст 1873, т. II, ч. 4).

Автограф с полным текстом не найден. Лист наборной рукописи с десятью последними стихами (39–48) — ГБЛ, ф. 195, л. 7591. Рукопись чернилами, без правки, редакция совпадает с печатной. Текст перечеркнут крест-накрест, обведен рамкой, слева на полях помечено: «Чисто». Под текстом дата: «26–27 февр.». Сверху заголовок и приписка, вероятно, для наборщика издания Ст 1869, ч. 4: «Неизвестному другу. Пропуск на 224-ю стр.». На остальной части страницы и на обороте автограф стихотворения «Еще тройка».

В 1866 г. Некрасов получил письмо со стихотворным обращением к нему, вызванным ложными слухами о поэте и подписанным: «Неизвестный друг» (хранится в собрании М. М. Гина; под текстом помета рукой Некрасова: «Получил 3 марта 1866»):

НЕ МОЖЕТ БЫТЬ

Автором стихотворения была поэтесса и переводчица О. П. Мартынова-Павлова (1832–1896) (см.: Клочкова Л. П. Об авторе стихотворения «Не может быть». — Некр. сб., II, с. 501–507). Первым откликом Некрасова на стихотворение был набросок «Чего же вы хотели б от меня», написанный поэтом на тетрадном листке со стихотворением О. П. Павловой (см.: Гин М. М. Проблема долга перед народом в поэзии Н. А. Некрасова. — РЛ, 1961, № 2, с. 55–56).

«Умру я скоро. Жалкое наследство…», написанное почти через год, адресовано не только «Неизвестному другу», но и всем тем, кто обрушился на поэта с обвинениями в отступничестве в связи с мадригалом Муравьеву (см. комментарий к стихотворению «Ликует враг, молчит в недоуменье…» — наст. изд., т. II, с. 429–430,

и «Медвежьей охоте» — выше, с. 393 (По содержанию и силе лирического чувства близко примыкает к стихотворениям «Рыцарь на час» (1862) и «Зачем меня на части рвете…» (1867).

Готовя перед смертью новое издание своих стихотворений, Некрасов сделал к этому произведению примечание: «Не выдуманный друг, но точно неизвестный мне . Где-нибудь в бумагах найдете эту пьесу, превосходную по стиху. Ее следует поместить в примечании» (Ст 1879, т. IV, с. LXXIII).

Как сообщает К. И. Чуковский, Ю. Н. Тынянов считал, что в комментируемом произведении отразилось стихотворение Беранже «Adieu», известное русскому читателю по переводам В. С. Курочкина и М. Л. Михайлова. В переводе А. А. Фета оно печаталось в некрасовском «Современнике» (1858, № 1, с. 38). Однако для этого сближения нет серьезных оснований, поскольку у Беранже отсутствует мотив вины, лежащий в основе некрасовского стихотворения.

Стихотворение было неприязненно встречено критикой (см. отзывы М. А. Антоновича в журнале «Космос», 1869, № 4, с. 35–36; Н. Н. Страхова в журнале «Заря», 1869, № 5, с. 164–167; С. С. Шашкова в журнале «Дело», 1875, № 2, с. 13–14, 1878, № 3, с. 311–312) и вызвало сочувственные поэтические отклики (см.: «Н. А. Некрасову» — Н, 1877, № 5; «О Н. А. Некрасове» Я. П. Полонского — помещено в разделе «Стихотворения 1870–1875 гг.» в изд.: Полонский Я. П. Полн. собр. стихотворений в 5-ти т., т. II. СПб., 1896, с. 71).

В фонде украинского поэта П. Грабовского (Архив АН Украинской ССР) хранится тетрадь со стихами ссыльных революционеров, следовавших в Сибирь. Среди них стихотворение неизвестного поэта «Памяти Некрасова», относящееся к 1888–1889 гг. Автор приводит строки Некрасова: «За каплю крови, общую с народом, Мои грехи, о Родина! Прости!» — и продолжает:

В 1912 г. В. И. Ленин в статье «Еще один поход на демократию» использовал «Умру я скоро. Жалкое наследство…» в полемике с либералами-кадетами, «хватавшими за фалды Некрасова»: «Некрасов по личной слабости грешил нотками либерального угодничества, но сам же горько оплакивал свои „грехи“ и публично каялся в них „Неверный звук“ — вот как называл сам Некрасов свои либерально-угоднические грехи» (Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 22. Изд. 5-е. М., 1961, с. 84).

Те жребием постигнуты жестоким… — Очевидно, намек на Н. Г. Чернышевского (Некр. сб., II, с. 97).

Ссылка на основную публикацию