Наследство рода болейн грегори филиппа

Наследство рода болейн грегори филиппа

Наследство рода Болейн

Originally published in the English language by HarperCollins Publishers Ltd. under the title:

THE BOLEYN INHERITANCE

Copyright © Philippa Gregory Ltd. 2006

All rights reserved

© О. Бухина, Г. Гимон, перевод, 2018

© Издание на русском языке, оформление.

ООО «Издательская Группа „Азбука-Аттикус“», 2018

Бликлинг-холл, Норфолк, июль 1539 года

Ну и жара! Только знойный ветер носится над полями и болотами, распространяя миазмы лихорадки. Был бы жив муженек, не сидели бы мы в такую погоду на одном месте, поглядывая на свинцово-серые рассветы и кроваво-красные закаты. Нет, мы бы путешествовали с королевским двором по поросшим лесом пустошам и равнинам Гемпшира и Суссекса – не найдешь в Англии земель богаче и краше. Скакали бы верхом по холмистым дорогам, стараясь первыми увидеть между зелеными ветвями проблеск морской глади. Охотились бы каждое утро, обедали под тенистыми сводами вековых деревьев, а по вечерам, в желтом свете посверкивающих факелов, танцевали бы в парадных залах загородных домов. Самые знатные семьи страны искали бы нашей дружбы, мы – фавориты короля, родственники королевы. Все бы нас любили, ведь мы Болейны – самое блестящее и утонченное семейство Англии. Невозможно смотреть на Джорджа и не желать его, нельзя устоять против Анны, и даже передо мной заискивают, надеясь добиться их внимания. Черноглазый, с темными густыми волосами, ослепительно красивый, на самом лучшем коне, Джордж всегда рядом с королевой. Красота и ум Анны – колдовская прелесть темного меда – затмевают все. И я неподалеку.

Лошади мчатся рядышком, шея к шее, голова к голове, брат и сестра скачут, словно пара любовников. Проносятся мимо, и даже грохот копыт не заглушает воркующего смеха. Гляжу на них, таких богатых, юных и прекрасных, и просто ума не приложу, кого люблю больше.

Весь двор, казалось, сошел с ума, влюбленный в этих двоих, очарованный темными болейновскими глазами, головокружительным образом жизни брата и сестры. Они и впрямь игроки, любители риска, страстные реформаторы церкви, хитроумные, быстрые спорщики, читатели рискованных книг, смело рассуждающие обо всем на свете. Эта парочка любому вскружит голову, от короля до последней посудомойки. И теперь, три года спустя, я все еще не могу поверить, что никогда их больше не увижу. Не могли же они, такие молодые, столь полные жизни, умереть? В моей памяти, у меня перед глазами, они все еще скачут рядышком, юные и прекрасные. Как же мне хочется, чтобы видение обернулось правдой! Только три года прошло с тех пор, как я видела их в последний раз, три года два месяца и десять дней с той минуты, когда его пальцы беззаботно коснулись моих, он улыбнулся и сказал: «День добрый, женушка, пора идти, у меня сегодня много дел». Утро майского дня, турнир скоро начнется. Я знала, что брат с сестрицей в беде, но еще не понимала, что все потеряно.

Теперь совсем другая жизнь, я шагаю каждое утро к деревенскому перекрестку, откуда начинается дорога в Лондон. Там стоит пыльный, в грязи и лишайнике камень, на нем вырезано: «Лондон, 120 миль». Как же далеко, как же это далеко! Каждый день я наклоняюсь и трогаю камень, словно он талисман какой-то, а потом возвращаюсь в отцовский дом, непереносимо тесный для той, что жила в королевских палатах. Брат с женой держат меня здесь из милости, им до меня никакого дела нет. Еще мне полагается маленькая пенсия, ее выплачивает Томас Кромвель, ростовщик и выскочка, новый закадычный дружок короля. Я, словно бедная соседка, живу в тени роскошного дома, когда-то мне принадлежавшего, – дома Болейнов в одном из наших имений. Живу незаметно, в забвении, вдова без поместья, никому, ни одному мужчине на свете не нужная.

Кто меня захочет, вдову без собственного дома? Я привлекательная женщина, только мне уже под тридцать, и от недовольства судьбой лицо покрылось морщинами. Я – мать, но сын мой неизвестно где; вдова, но на повторное замужество нечего и рассчитывать. Я – наследница ужасного скандала, единственная, кто уцелел из всей злосчастной семейки.

Но во мне жива мечта о том, что в один прекрасный день судьба переменится. Я увижу посланца, одетого в цвета дома Говардов, он протянет мне письмо – письмо от герцога Норфолка, призывающего меня обратно ко двору. Я мечтаю, чтобы для меня снова нашлось дело – прислуживать королеве, распускать сплетни, вынашивать коварные замыслы, вести подобающую искусному придворному бесконечную двойную игру. Герцог Норфолк – отменный мастер интриги, а я – его лучшая ученица. Я мечтаю, чтобы мир опять изменился, перевернулся с головы на ноги, тогда мы окажемся наверху и я вернусь к нормальной жизни. Однажды, когда нам всем грозила смертельная опасность, мне удалось спасти герцога, а теперь он спасет меня. Жаль только, не удалось нам выручить тех двоих, ту парочку, что теперь скачет верхом, смеется и танцует лишь в моем воображении. Еще раз касаюсь придорожного камня и представляю себе посланца – он обязательно появится завтра. Протянет мне бумагу, запечатанную перстнем, – говардовский герб, глубоко вдавленный в красный сургуч.

– Для Джейн Болейн, виконтессы Рочфорд, – объявит он, недоуменно глядя на мое простое платье с запыленным подолом.

– Я возьму письмо. Я и есть Джейн Болейн. Как же долго я ждала! – И вот оно уже в моих грязных пальцах, мое наследство.

Дюрен, Клеве, июль 1539 года

Едва осмеливаюсь вздохнуть. Сижу как колода, на лице застыла улыбка, во все глаза смотрю на художника. Надеюсь, произвожу хорошее впечатление. Открытый взгляд означает искренность, а не нескромность. Взятые взаймы драгоценности, лучшее, что матери удалось достать, должны показать разборчивому наблюдателю – мы не какие-нибудь нищие, пусть даже брат не может дать за мной порядочное приданое. Король выберет меня за приятную внешность и политические связи. Больше мне нечего предложить. Но он должен выбрать меня. Я твердо решила: он выберет меня. Все годится, лишь бы выбраться отсюда.

Здесь же, в комнате, стараясь не смотреть, как под быстрыми широкими движениями мелка рождается мой портрет, ждет своей очереди сестра. Господи, прости меня, но я молюсь, чтобы король не выбрал ее. Она не меньше меня жаждет вырваться из Клеве, достичь высокого положения, стать королевой Англии. Но ей это не так нужно, как мне. Никому в целом свете это не может быть нужнее, чем мне.

Я не скажу ни одного слова против брата, ни сейчас, ни потом, даже через много лет. Никогда, ни единого слова. Он образцовый сын своей матери, достойный наследник титула герцога Клевского. В последние месяцы жизни моего бедного отца, потерявшего разум, превратившегося в совершенного дурачка, кто, как не брат, запер его в спальне и объявил, что у герцога лихорадка? Именно брат не позволил матери позвать врачей или хотя бы проповедников, чтобы изгнать дьяволов, поселившихся в его больном сознании. Коварно, словно бык, что нападает неторопливо, исподтишка, брат решил: мы должны объявить отца пьяницей, прежде чем позорное пятно сумасшествия ляжет на репутацию семьи. Но с помощью клеветы, объявив отца горьким пьяницей, отказав ему в необходимой помощи, мы еще сможем подняться. Меня достойно выдадут замуж. Сестру достойно выдадут замуж. Сам брат сможет удачно жениться, мы обеспечим будущее семьи, а отец пусть в одиночестве, без всякой помощи сражается с одолевающими его демонами.

Я так и слышу, как отец скулит за дверью спальни – обещает хорошо себя вести, пусть его только выпустят. Слышу спокойный и решительный ответ брата: «Нельзя». Может быть, мы все ошибаемся и брат не менее безумен, чем отец, да и мать тоже? Только я в своем уме, раз немею от ужаса, вспоминая о том, что мы натворили.

Филиппа Грегори — Наследство рода Болейн

Филиппа Грегори — Наследство рода Болейн краткое содержание

Филиппа Грегори — одна из самых популярных современных английских писательниц. Ее блистательные исторические романы об английских королях и королевах переведены на многие языки, а роман «Еще одна из рода Болейн» стал мировым бестселлером и экранизирован (в главных ролях Скарлетт Йохансон и Натали Портман).

Читать еще:  Наследство по завещанию в абхазии

Наследство рода Болейн читать онлайн бесплатно

«Наследство рода Болейн»

Бликлинг-холл, Норфолк, июль 1539 года

Ну и жара! Только знойный ветер носится над полями и болотами, распространяя миазмы лихорадки. Был бы жив муженек, не сидели бы мы в такую погоду на одном месте, поглядывая на свинцово-серые рассветы и кроваво-красные закаты. Нет, мы бы путешествовали с королевским двором по поросшим лесом пустошам и равнинам Гемпшира и Суссекса — не найдешь в Англии земель богаче и краше. Скакали бы верхом по холмистым дорогам, стараясь первыми увидеть между зелеными ветвями проблеск морской глади. Охотились бы каждое утро, обедали под тенистыми сводами вековых деревьев, а по вечерам, в желтом свете посверкивающих факелов, танцевали бы в парадных залах загородных домов. Самые знатные семьи страны искали бы нашей дружбы, мы — фавориты короля, родственники королевы. Все бы нас любили, ведь мы Болейны — самое блестящее и утонченное семейство Англии. Невозможно смотреть на Георга и не желать его, нельзя устоять против Анны, и даже передо мной заискивают, надеясь добиться их внимания. Черноглазый, с темными густыми волосами, ослепительно красивый, на самом лучшем коне, Георг всегда рядом с королевой. Красота и ум Анны — колдовская прелесть темного меда — затмевают все. И я неподалеку.

Лошади мчатся рядышком, шея к шее, голова к голове, брат и сестра скачут, словно пара любовников. Проносятся мимо, и даже грохот копыт не заглушает воркующего смеха. Гляжу на них, таких богатых, юных и прекрасных, и просто ума не приложу, кого люблю больше.

Весь двор, казалось, сошел с ума, влюбленный в этих двоих, очарованный темными болейновскими глазами, головокружительным образом жизни брата и сестры. Они и впрямь игроки, любители риска, страстные реформаторы церкви, хитроумные, быстрые спорщики, читатели рискованных книг, смело рассуждающие обо всем на свете. Эта парочка любому вскружит голову, от короля до последней посудомойки. И теперь, три года спустя, я все еще не могу поверить, что никогда их больше не увижу. Не могли же они, такие молодые, столь полные жизни, умереть? В моей памяти, у меня перед глазами, они все еще скачут рядышком, юные и прекрасные. Как же мне хочется, чтобы видение обернулось правдой! Только три года прошло с тех пор, как я видела их в последний раз, три года два месяца и десять дней с той минуты, когда его пальцы беззаботно коснулись моих, он улыбнулся и сказал: «День добрый, женушка, пора идти, у меня сегодня много дел». Утро майского дня, турнир скоро начнется. Я знала, что брат с сестрицей в беде, но еще не понимала, что все потеряно.

Теперь совсем другая жизнь, я шагаю каждое утро к деревенскому перекрестку, откуда начинается дорога в Лондон. Там стоит пыльный, в грязи и лишайнике камень, на нем вырезано: «Лондон, 120 миль». Как же далеко, как же это далеко! Каждый день я наклоняюсь и трогаю камень, словно он талисман какой-то, а потом возвращаюсь в отцовский дом, непереносимо тесный для той, что жила в королевских палатах. Брат с женой держат меня здесь из милости, им до меня никакого дела нет. Еще мне полагается маленькая пенсия, ее выплачивает Томас Кромвель, ростовщик и выскочка, новый закадычный дружок короля. Я, словно бедная соседка, живу в тени роскошного дома, когда-то мне принадлежавшего, — дома Болейнов в одном из наших имений. Живу незаметно, в забвении, вдова без поместья, никому, ни одному мужчине на свете не нужная.

Кто меня захочет, вдову без собственного дома? Я привлекательная женщина, только мне уже под тридцать, и от недовольства судьбой лицо покрылось морщинами. Я — мать, но сын мой неизвестно где; вдова, но на повторное замужество нечего и рассчитывать. Я — наследница ужасного скандала, единственная, кто уцелел из всей злосчастной семейки.

Но во мне жива мечта о том, что в один прекрасный день судьба переменится. Я увижу посланца, одетого в цвета дома Говардов, он протянет мне письмо, письмо от герцога Норфолка, призывающего меня обратно ко двору. Я мечтаю, чтобы для меня снова нашлось дело — прислуживать королеве, распускать сплетни, вынашивать коварные замыслы, вести подобающую искусному придворному бесконечную двойную игру. Герцог Норфолк — отменный мастер интриги, а я — его лучшая ученица. Я мечтаю, чтобы мир опять изменился, перевернулся с головы на ноги, тогда мы окажемся наверху и я вернусь к нормальной жизни. Однажды, когда нам всем грозила смертельная опасность, мне удалось спасти герцога, а теперь он спасет меня. Жаль только, не удалось нам выручить тех двоих, ту парочку, что теперь скачет верхом, смеется и танцует лишь в моем воображении. Еще раз касаюсь придорожного камня и представляю себе посланца — он обязательно появится завтра. Протянет мне бумагу, запечатанную перстнем, — говардовский герб, глубоко вдавленный в красный сургуч.

— Для Джейн Болейн, виконтессы Рочфорд, — объявит он, недоуменно глядя на мое простое платье с запыленным подолом.

— Я возьму письмо. Я и есть Джейн Болейн. Как же долго я ждала! — И вот оно уже в моих грязных пальцах, мое наследство.

АННА, ГЕРЦОГИНЯ КЛЕВСКАЯ

Дюрен, Клеве, июль 1539 года

Едва осмеливаюсь вздохнуть. Сижу как колода, на лице застыла улыбка, во все глаза смотрю на художника. Надеюсь, произвожу хорошее впечатление. Открытый взгляд означает искренность, а не нескромность. Взятые взаймы драгоценности, лучшее, что матери удалось достать, должны показать разборчивому наблюдателю — мы не какие-нибудь нищие, пусть даже брат не может дать за мной порядочное приданое. Король выберет меня за приятную внешность и политические связи. Больше мне нечего предложить. Но он должен выбрать меня. Я твердо решила: он выберет меня. Все годится, лишь бы выбраться отсюда.

Здесь же, в комнате, стараясь не смотреть, как под быстрыми широкими движениями мелка рождается мой портрет, ждет своей очереди сестра. Господи, прости меня, но я молюсь, чтобы король не выбрал ее. Она не меньше меня жаждет вырваться из Клеве, достичь высокого положения, стать королевой Англии. Но ей это не так нужно, как мне. Никому в целом свете это не может быть нужнее, чем мне.

Я не скажу ни одного слова против брата, ни сейчас, ни потом, даже через много лет. Никогда, ни единого слова. Он образцовый сын своей матери, достойный наследник титула герцога Киевского. В последние месяцы жизни моего бедного отца, потерявшего разум, превратившегося в совершенного дурачка, кто, как не брат, запер его в спальне и объявил, что у герцога лихорадка? Именно брат не позволил матери позвать врачей или хотя бы проповедников, чтобы изгнать дьяволов, поселившихся в его больном сознании. Коварно, словно бык, что нападает неторопливо, исподтишка, брат решил: мы должны объявить отца пьяницей, прежде чем позорное пятно сумасшествия ляжет на репутацию семьи. Но с помощью клеветы, объявив отца горьким пьяницей, отказав ему в необходимой помощи, мы еще сможем подняться. Меня достойно выдадут замуж. Сестру достойно выдадут замуж. Сам брат сможет удачно жениться, мы обеспечим будущее семьи, а отец пусть в одиночестве, без всякой помощи сражается с одолевающими его демонами.

Наследство рода Болейн

  • 1826

Скачать книгу в формате:

Аннотация

«Наследство рода Болейн»

Бликлинг-холл, Норфолк, июль 1539 года

Ну и жара! Только знойный ветер носится над полями и болотами, распространяя миазмы лихорадки. Был бы жив муженек, не сидели бы мы в такую погоду на одном месте, поглядывая на свинцово-серые рассветы и кроваво-красные закаты. Нет, мы бы путешествовали с королевским двором по поросшим лесом пустошам и равнинам Гемпшира и Суссекса — не найдешь в Англии земель богаче и краше. Скакали бы верхом по холмистым дорогам, стараясь первыми увидеть между зелеными ветвями проблеск морской глади. Охотились бы каждое утро, обедали под тенистыми сводами вековых деревьев, а по вечерам, в желтом свете посверкивающих факелов, танцевали бы в парадных залах загородных домов. Самые знатные семьи страны искали бы нашей дружбы, мы — фавориты короля, родственники королевы. Все бы нас любили, ведь мы Болейны — самое блестящее и утонченное семейство Англ.

Отзывы

Популярные книги

  • 29606
  • 2
  • 4

Книга «Путь художника» за 10 лет своего существования изменила жизни более миллиона людей, а именно.

Читать еще:  Обязательства наследников отказ от наследства

Путь художника

  • 48204
  • 4
  • 1

7 навыков высокоэффективных семей

  • 37411
  • 9

Казалось бы, прошел всего один длинный и бесконечный день, но для самого Дима пролетели тысячелети.

Враг за спиной

  • 63957
  • 6

Джон КЕХО Подсознание может все! Серия «Живите с умом» Предшествующие издания на русском язык.

Подсознание может все!

  • 33144
  • 3
  • 3

В моем мире живут оборотни. Об этом мало кто знает, но мне, к сожалению, данный факт известен. И н.

Шепот в темноте

  • 33468
  • 4
  • 3

Кипучее, неизбывно музыкальное одесское семейство и – алма-атинская семья скрытных, молчаливых стран.

Русская канарейка. Трилогия в одном томе

Привет тебе, любитель чтения. Не советуем тебе открывать «Наследство рода Болейн» Грегори Филиппа утром перед выходом на работу, можешь существенно опоздать. В заключении раскрываются все загадки, тайны и намеки, которые были умело расставлены на протяжении всей сюжетной линии. Периодически возвращаясь к композиции каждый раз находишь для себя какой-то насущный, волнующий вопрос и незамедлительно получаешь на него ответ. Просматривается актуальная во все времена идея превосходства добра над злом, света над тьмой с очевидной победой первого и поражением второго. Созданные образы открывают целые вселенные невероятно сложные, внутри которых свои законы, идеалы, трагедии. Благодаря уму, харизме, остроумию и благородности, моментально ощущаешь симпатию к главному герою и его спутнице. Данная история — это своеобразная загадка, поставленная читателю, и обычной логикой ее не разгадать, до самой последней страницы. Увлекательно, порой смешно, весьма трогательно, дает возможность задуматься о себе, навевая воспоминания из жизни. Гармоничное взаимодоплонение конфликтных эпизодов с внешней окружающей реальностью, лишний раз подтверждают талант и мастерство литературного гения. Благодаря динамичному и увлекательному сюжету, книга держит читателя в напряжении от начала до конца. Возникает желание посмотреть на себя, сопоставить себя с описываемыми событиями и ситуациями, охватить себя другим охватом — во всю даль и ширь души. «Наследство рода Болейн» Грегори Филиппа читать бесплатно онлайн очень интересно, поскольку затронутые темы и проблемы не могут оставить читателя равнодушным.

  • Понравилось: 0
  • В библиотеках: 0
  • 1826

Новинки

  • 2

Крутые парни из России( ученые, спецназовцы и даже робот!) сражаются с разными монстрами, колдунам.

Торг неуместен

Крутые парни из России( ученые, спецназовцы и даже робот!) сражаются с разными монстрами, колдунам.

Герой выходит из анабиоза в незнакомой звёздной системе, где сразу попадает на арену битвы. Незна.

Изгои звездной империи

Герой выходит из анабиоза в незнакомой звёздной системе, где сразу попадает на арену битвы. Незна.

Читать онлайн «Наследство рода Болейн» автора Грегори Филиппа — RuLit — Страница 1

«Наследство рода Болейн»

Бликлинг-холл, Норфолк, июль 1539 года

Ну и жара! Только знойный ветер носится над полями и болотами, распространяя миазмы лихорадки. Был бы жив муженек, не сидели бы мы в такую погоду на одном месте, поглядывая на свинцово-серые рассветы и кроваво-красные закаты. Нет, мы бы путешествовали с королевским двором по поросшим лесом пустошам и равнинам Гемпшира и Суссекса — не найдешь в Англии земель богаче и краше. Скакали бы верхом по холмистым дорогам, стараясь первыми увидеть между зелеными ветвями проблеск морской глади. Охотились бы каждое утро, обедали под тенистыми сводами вековых деревьев, а по вечерам, в желтом свете посверкивающих факелов, танцевали бы в парадных залах загородных домов. Самые знатные семьи страны искали бы нашей дружбы, мы — фавориты короля, родственники королевы. Все бы нас любили, ведь мы Болейны — самое блестящее и утонченное семейство Англии. Невозможно смотреть на Георга и не желать его, нельзя устоять против Анны, и даже передо мной заискивают, надеясь добиться их внимания. Черноглазый, с темными густыми волосами, ослепительно красивый, на самом лучшем коне, Георг всегда рядом с королевой. Красота и ум Анны — колдовская прелесть темного меда — затмевают все. И я неподалеку.

Лошади мчатся рядышком, шея к шее, голова к голове, брат и сестра скачут, словно пара любовников. Проносятся мимо, и даже грохот копыт не заглушает воркующего смеха. Гляжу на них, таких богатых, юных и прекрасных, и просто ума не приложу, кого люблю больше.

Весь двор, казалось, сошел с ума, влюбленный в этих двоих, очарованный темными болейновскими глазами, головокружительным образом жизни брата и сестры. Они и впрямь игроки, любители риска, страстные реформаторы церкви, хитроумные, быстрые спорщики, читатели рискованных книг, смело рассуждающие обо всем на свете. Эта парочка любому вскружит голову, от короля до последней посудомойки. И теперь, три года спустя, я все еще не могу поверить, что никогда их больше не увижу. Не могли же они, такие молодые, столь полные жизни, умереть? В моей памяти, у меня перед глазами, они все еще скачут рядышком, юные и прекрасные. Как же мне хочется, чтобы видение обернулось правдой! Только три года прошло с тех пор, как я видела их в последний раз, три года два месяца и десять дней с той минуты, когда его пальцы беззаботно коснулись моих, он улыбнулся и сказал: «День добрый, женушка, пора идти, у меня сегодня много дел». Утро майского дня, турнир скоро начнется. Я знала, что брат с сестрицей в беде, но еще не понимала, что все потеряно.

Теперь совсем другая жизнь, я шагаю каждое утро к деревенскому перекрестку, откуда начинается дорога в Лондон. Там стоит пыльный, в грязи и лишайнике камень, на нем вырезано: «Лондон, 120 миль». Как же далеко, как же это далеко! Каждый день я наклоняюсь и трогаю камень, словно он талисман какой-то, а потом возвращаюсь в отцовский дом, непереносимо тесный для той, что жила в королевских палатах. Брат с женой держат меня здесь из милости, им до меня никакого дела нет. Еще мне полагается маленькая пенсия, ее выплачивает Томас Кромвель, ростовщик и выскочка, новый закадычный дружок короля. Я, словно бедная соседка, живу в тени роскошного дома, когда-то мне принадлежавшего, — дома Болейнов в одном из наших имений. Живу незаметно, в забвении, вдова без поместья, никому, ни одному мужчине на свете не нужная.

Кто меня захочет, вдову без собственного дома? Я привлекательная женщина, только мне уже под тридцать, и от недовольства судьбой лицо покрылось морщинами. Я — мать, но сын мой неизвестно где; вдова, но на повторное замужество нечего и рассчитывать. Я — наследница ужасного скандала, единственная, кто уцелел из всей злосчастной семейки.

Но во мне жива мечта о том, что в один прекрасный день судьба переменится. Я увижу посланца, одетого в цвета дома Говардов, он протянет мне письмо, письмо от герцога Норфолка, призывающего меня обратно ко двору. Я мечтаю, чтобы для меня снова нашлось дело — прислуживать королеве, распускать сплетни, вынашивать коварные замыслы, вести подобающую искусному придворному бесконечную двойную игру. Герцог Норфолк — отменный мастер интриги, а я — его лучшая ученица. Я мечтаю, чтобы мир опять изменился, перевернулся с головы на ноги, тогда мы окажемся наверху и я вернусь к нормальной жизни. Однажды, когда нам всем грозила смертельная опасность, мне удалось спасти герцога, а теперь он спасет меня. Жаль только, не удалось нам выручить тех двоих, ту парочку, что теперь скачет верхом, смеется и танцует лишь в моем воображении. Еще раз касаюсь придорожного камня и представляю себе посланца — он обязательно появится завтра. Протянет мне бумагу, запечатанную перстнем, — говардовский герб, глубоко вдавленный в красный сургуч.

Филиппа Грегори «Наследство рода Болейн»

Наследство рода Болейн

The Boleyn Inheritance

Язык написания: английский

Перевод на русский: О. Бухина, Г. Гимон (Наследство рода Болейн), 2009 — 4 изд.

  • Жанры/поджанры: Историческая проза
  • Общие характеристики: Психологическое
  • Место действия: Наш мир (Земля)( Европа( Западная ) )
  • Время действия: Эпоха географических открытий (15-16 века)
  • Сюжетные ходы: Становление/взросление героя
  • Линейность сюжета: Линейно-параллельный
  • Возраст читателя: Для взрослых

1539 год. Генрих VIII, потеряв — или казнив — предыдущих жен, снова обзаводится супругой. Ныне королева Англии — умная Анна Клевская. Она очень старается соответствовать своему высокому положению, только вот выжить при дворе жестокого и коварного короля Генриха так непросто. А между тем ее очаровательная фрейлина Екатерина Говард кокетничает с королем, и Джейн Болейн, невестка казненной королевы Анны, плетет нескончаемые интриги…

Доступность в электронном виде:

Мисс Марпл, 29 сентября 2011 г.

Читать еще:  Когда нельзя оспорить завещание на наследство

Uneasy lies the head that wears a crown…

Иногда она лежит на плахе. Как убедились на собственном горьком опыте две кузины, очаровавшие одного короля. С другой стороны, такое обилие драматических ситуаций делает тюдоровскую эпоху особенно привлекательной как для авторов исторических романов, так и для многочисленных читателей.

Скажем, та же Филиппа Грегори написала по книжке о каждом мало-мальски значимом эпизоде данной эры. Её работы относятся к так называемому жанру historical romance, проще говоря — костюмированный дамский роман, где внимание писателя акцентируется не на политических интригах или проработке исторических деталей, а на чувствах и переживаниях героинь.

«Наследство рода Болейн» продолжает сагу, начатую нашумевшей «Еще одной из рода Болейн». В этот раз Грегори рассказывает историю не яро обсуждаемой Анны Болейн, а её менее известной и талантливой кузины Екатерины Говард, глупой девочки-подростка, волею судьбы оказавшейся на английском престоле. Но так как написать полновесный роман о только и только и Китти Говард не слишком-то легко, автор добавляет еще две полновесные сюжетные линии — Анны Клевской, недолго бывшей четвертой женой Генриха и запомнившейся только своим якобы уродством, и Джейн Паркер, жены брата Анны Болейн, обрекшей мужа на смерть своим доносом.

Каждая линия написана от первого лица, и такая полифония идет роману только на пользу. Балансирующая на грани безумия Джейн и глупышка Китти получились если не и особо глубокими, то вполне достоверными, а вот в рассуждениях умной Анны слишком уж много от собственной позиции автора, что несколько мешает воспринимать героиню как самостоятельную личность. Однако надо отдать Грегори должное — она заново открывает рядовому читателю женщину, в течение веком оклеветанную черным пиаром карикатуры. Объяснение реакции Генриха на немку и причины их развода вполне обоснованы, а чувства героини, которые многие годы не воспринимались никем всерьез, — логичны и достоверны.

Вопреки последней моде, Грегори беспощадна по отношению к Генриху. У нее он — не обманутый и доверчивый, вспыльчивый, импульсивный, избалованный, но все же по своей природе честный король, а самовлюбленный самодур, маниакальный монстр, подчиняющийся только прихотям собственного не слишком ясного разума. Не поймите меня неправильно, я не призываю к полному оправданию человека, повинного в гибели тысяч людей, но в противоположную крайность ударяться тоже не стоит.

Как и положено по законам жанра, герои Грегори ведут себя как наши современники — от замены платья Китти на футболку и джинсы ни её поведение, ни манера речи не изменятся. Несмотря на старания автора убедить читателя в обратном, мне лично дурочку жалко не было — королевой мало называться, ею надо быть.

Итог: Продолжение дворцовой сантабарбары. Лучше, чем «Тайна Марии Кровавой» и за счет структуры текста лучше, чем «Еще одна из рода Болейн». Читается легко и быстро, повествование от лица разных персонажей немного освежает роман, но это не отменяет того факта, что имя подобным книгам — легион. Есть похуже, есть получше (к коим относится и Грегори) — но все строго в рамках жанра. Прочесть можно, особенно если вам интересна тематика, но ничего выдающегося с литературной точки зрения ждать не стоит. Тогда, вполне возможно, вы будете приятно удивлены.

Линдабрида, 27 апреля 2012 г.

«Посмотрим, посмотрим, что у нас тут?» Снова Филиппа Грегори ухитрилась найти совершенно неожиданный ракурс в совершенно избитой (казалось бы) истории. Всем известно, что Генрих VIII отверг Анну Клевскую, так как в жизни выглядела она хуже, чем на портрете Гольбейна. А может, все было совсем иначе? Все в курсе, что Екатерина Говард была просто потаскушкой, за что и поплатилась. А может, и это не совсем так? И, конечно, роман украшает фигура Джейн Болейн — интереснейший персонаж, право же, особенно на фоне слишком уж положительной Анны и слишком уж пустенькой Китти. Какая выразительная автохарактеристика вложена в ее уста: «Я снова выказала преданность, снова обрела доверие. Я опять при опочивальне королевы, на самом важном месте, мне можно доверять — я непременно предам. Была верным другом королеве Екатерине, королеве Анне, королеве Джейн и еще одной королеве Анне. Наблюдала, как их лишают монаршего благоволения, как они умирают, как отправляются в изгнание. Меня надо опасаться, словно чумы».

Созданная автором картина деспотизма Генриха просто потрясает. Как говорит Китти: «Знаю одно — наш мир подчиняется прихоти безумца. Он король, глава церкви, Бог говорит его устами. Если он скажет: «Это так», кто осмелится возражать?» Никто не может чувствовать себя в безопасности. Ничто не защитит от обвинения в измене, от тюрьмы, от плахи. Анна случайно уронила распятие. Бабушка Китти Говард не рассказала королю о романе своей внучки. Томас Кромвель привез королю невесту — а тому она не понравилась. Что угодно может оказаться государственной изменой — любой поступок, слово, даже мысль. Не удивительно, что центральным образом романа становится то самое наследство рода Болейн — не титулы, не земли и не трон королевы Англии — а плаха.

В минус могу записать только некоторую затянутость. Автору уж очень нравится подробно расписывать все, что для нее важно: как Анна мечтает стать хорошей королевой, или как Китти пересчитывает полученные подарки, или еще какую-нибудь характеристику персонажа; однотипные эпизоды повторяются, иногда без особой необходимости.

ii00429935, 24 июля 2013 г.

Всем, кому понравился роман «Еще одна из рода Болейн», горячо рекомендуется продолжение цикла.

Признаюсь, я поначалу колебался, стоит ли покупать эту книгу. Казалось, тему писательница уже исчерпала. Приговор Генриху VIII и его окружению вынесен: абсолютная власть развращает абсолютно. И если про Анну Болейн даже Шекспир писал, то последующие жены короля Генриха вроде бы фигуры серые и не интересные. К счастью, сомнения не оправдались.

Замечательная была идея вести повествование от первого лица и доверить его сразу трем рассказчицам. Если разобраться, это не самые приятные женщины. Анна Клевская все больше плывет по воле волн, решаясь на поступки только в финальных главах. Китти Говард глуповата и распутна. Наша старая знакомая Джейн Болейн уже отправила мужа на казнь и готова к новым предательствам. Но вот удивительно: этим героиням веришь и сочувствуешь. Веришь, даже если в реальной истории все было не совсем так. Волнуешься об их судьбе, даже если уже прочитал соответствующую статью в энциклопедии. Такой искренний, исповедальный тон, как в книге Филиппы Грегори, дорогого стоит.

Цикл «Тюдоры» иногда в шутку называют «придворной Санта Барбарой», что не совсем верно. Конечно, это женский взгляд на историю, но не только дела сердечные волнуют автора. Ей интересна, например, и церковная реформа, затеянная Генрихом VIII. И вообще «Наследство рода Болейн» — очень современная книга. Оглянитесь вокруг: сколько наших сограждан тоскуют по диктатуре! Филиппа Грегори ясно дает понять: беда государству, где все построено на страхе, где человеческую жизнь и в грош не ставят. Через сто лет после описанных событий Англию захлестнет революция. Король Карл отправится на плаху, и дорогу туда проторил любвеобильный Генрих VIII.

Сараби, 9 февраля 2014 г.

После предыдущей книги «Колдунья»,это просто бальзам для души!Вот она настоящая Филиппа Грегори!Не понимаю,как она в принципе могла так опростоволоситься с предыдущей книгой?!

Огромнейший плюс данного произведение состоит в том,что повествование ведется от лица трех совершенно разных женщин.Было действительно интересно наблюдать за судьбами и суждениями этих интересных и не похожих друг на друга женщин.

Если выбирать женщину,которая мне больше всего понравилась и полюбилась,то это будет всё таки Анна, герцогиня Клевская. Хорошая,добрая женщина,которой не посчастливилось родиться в любящей семье.И только-только она поверила в лучшее,наконец-то забрезжил некий просвет в этой тьме,как оказывается 4 женой короля Генриха VIII.

Анна достойна сочувствия и понимая,ей сопереживаешь и надеешься вместе с ней на лучшее.

Не возможно отметить ещё и Екатерину Говард. Молоденькая,глупенькая,красивая пустышка.Не смотря на то,что она глупа и жадна её жаль.

И что ни говори,обладает в некотором роде храбростью,которая появится в ней в конце книги.

Очень радует,что автор не исписалась на протяжении цикла,а наоборот радует своих читателей хорошо проработанным сюжетом без намёка на банальность,пошлость и отсутствием штампов присущих такого рода литературе.

С удовольствие приступлю к чтению следующей книги в этом занимательном ии интересном цикле!

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector